Орган опеки законный представитель несовершеннолетнего

Ребенок-собственник: если опека не разрешает…

По закону дети от 14 до 18 лет могут совершать сделки только с согласия своих законных представителей (родителей), а дети до 14 лет вообще не могут совершать сделки сами – за них действуют родители, за исключением специально перечисленных в законе случаев (ст. 26, ст. 28 ГК РФ). При этом родители не вправе без предварительного разрешения органа опеки и попечительства совершать сделки (или давать согласие на их совершение), если в результате этого отчуждается или иным образом уменьшается имущество ребенка или ребенок отказывается от принадлежащих ему прав (п. 2 ст. 37 ГК РФ, ч. 2 ст. 20 и ч. 1 ст. 21 Федерального закона от 24 апреля 2008 г. № 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве»).

Органы опеки и попечительства, проверяя законность сделки по отчуждению недвижимости, устанавливают, соответствует ли она интересам несовершеннолетнего и не ухудшаются ли условия проживания несовершеннолетнего, если он не является собственником в отчуждаемом жилом помещении, или не уменьшается ли его собственность в случае, если несовершеннолетний является собственником квартиры. Разрешение на совершение сделки должно быть выражено ясно и недвусмысленно, в нем должно содержаться указание на то, какую именно сделку (купли-продажи, мены, залога и т.п.) и на каких условиях разрешается заключить. Но главный критерий в данном случае – подобные условия не должны каким бы то ни было образом умалять имущественные права и ущемлять законные интересы несовершеннолетнего.

При этом Конституционный Суд в своем определении от 6 марта 2003 г. № 119-О пришел к выводу, что из содержания абз. 2 п. 1 ст. 28 и п.п. 2-3 ст. 37 ГК РФ не вытекает право органов опеки и попечительства произвольно запрещать сделки по отчуждению имущества несовершеннолетних детей, совершаемые их родителями; напротив, в соответствии с общими принципами права и требованиями ст. 2, ст. 17 и ст. 38 Конституции РФ, решения органов опеки и попечительства – в случае их обжалования в судебном порядке – подлежат оценке исходя из конкретных обстоятельств дела.

Например, судебная практика исходит из того, что на снятие денежных средств со счета, открытого на имя ребенка, разрешение может быть выдано опекуну не только на разовый акт, но и, например, на распоряжение неограниченными по количеству выдач и размеру сумм денежными средствами до достижения ребенком определенного возраста (как правило, до 16 лет, когда он сможет это делать сам) (см., например, решение Новозыбковского городского суда Брянской области от 4 марта 2011 г.). Лицу, не являющемуся законным представителем, опекуном или попечителем ребенка разрешение опеки на распоряжение деньгами несовершеннолетнего не может быть выдано: так, в одном из дел дедушка открыл на имя внука вклад, однако через некоторое время передумал и решил забрать деньги, но ни орган опеки, ни суд его желание удовлетворить не смогли (решение Химкинского городского суда Московской области от 18 июля 2012 г.).

В другой ситуации мать решила продать доли в уставном капитале ООО, принадлежащие ее дочери по наследству после смерти отца, по цене в четыре раза меньшей, чем было указано в свидетельстве о праве на наследство, при этом понижение стоимости имущества никак не было обосновано. В результате орган опеки в выдаче разрешения на продажу отказал, и суд с ним согласился (решение Нефтеюганского городского суда Ханты-Мансийского автономного округа – Югры Тюменской области от 1 февраля 2012 г. по делу № 2-296/2012).

Возражения второго родителя по поводу совершения сделки не являются безусловным основанием для отказа органа опеки – проверяется, насколько сделка соответствует интересам ребенка, а не родителей (одного из них). Так, согласно утвержденному актом муниципалитета порядку для получения разрешения в орган опеки должны были обращаться оба родителя, в том числе и в случае расторжения между ними брака; заявление от одного родителя могло быть принято только от одинокой матери или в случае признания второго родителя без вести пропавшим. Однако суд признал это положение не соответствующим закону, поскольку оно ограничивает права родителей – ведь федеральное законодательство не предусматривает обязательного достижения родителями согласия относительно имущественных прав их ребенка (смотрите, например, решение Ханты-Мансийского районного суда Ханты-Мансийского автономного округа – Югры от 17 мая 2011 г. по делу № 2-1249/11).

При этом если несогласие второго родителя мотивировано объективными причинами – то есть тем, что сделка противоречит интересам ребенка, и это подтверждается в результате проведенной органом опеки проверки, – то суд признает отказ органа опеки в даче согласия на сделку правомерным. Так, в одном из судебных процессов рассматривалось дело, где у матери, отца и ребенка было по 1/3 доли в квартире. Мать продала свою долю постороннему лицу, а затем запросила у опеки разрешение на продажу доли и ребенка, однако отец возражал. Мать после продажи своей доли не приобрела взамен никакого жилья, продолжила вместе с ребенком проживать на чужой жилплощади в квартире нового мужа, а на средства от продажи доли ребенка планировала приобрести квартиру в другом городе для сдачи в аренду, а не для улучшения жилищных условий ребенка. Орган опеки, естественно, отказал в выдаче разрешения на продажу, и Зеленоградский районный суд г. Москвы его поддержал. В другом деле мать просила согласия органа опеки на продажу квартиры, принадлежащей дочери, поскольку они проживали в другом месте в частном доме и у нее не было средств на содержание этой квартиры, деньги от продажи она планировала потратить на свои нужды и нужды детей, а не на приобретение жилья дочери. Естественно, суд признал отказ опеки правомерным (см. решение Таштагольского городского суда Кемеровской области от 22 октября 2010 г. по делу № 2-855/10).

Как правило, условием выдачи разрешения орган опеки ставит приобретение несовершеннолетним прав на жилое помещение «не хуже и не меньше прежнего», причем в одних случаях бывает достаточно указания в постановлении органа опеки на обязательное приобретение жилой площади на имя несовершеннолетнего и представления в опеку договора продажи с включением в него соответствующего условия (см. также письмо Минобразования России от 9 июня1999 г. № 244/26-5 «О дополнительных мерах по защите жилищных прав несовершеннолетних»), а в других опека требует, чтобы ребенок был оделен соответствующими правами заранее, до выдачи разрешения, и обязательство родителя наделить ребенка долей в будущем считает недостаточным (смотрите, например, решение Когалымского городского суда Ханты-Мансийского автономного округа – Югры от 13 октября 2011 г.). Например, в одном деле орган опеки предложил матери заранее наделить ребенка долей в ином жилом помещении, что и было сделано путем дарения доли в квартире, принадлежащей бабушке ребенка. Однако когда этот договор предъявили опеке – та отказала в выдаче разрешения на продажу, и суд ее поддержал, поскольку счел, что должны быть представлены доказательства того, что деньги от продажи существующей квартиры пойдут на покупку жилья для несовершеннолетнего, а то, что кто-то до того решил подарить ему долю в своей квартире, не имеет правового значения (решение Кировского районного суда г. Иркутска от 9 ноября 2011 г. по делу № 2-4218/2010). При этом по другому судебному делу родитель заключил даже не основной, а лишь предварительный договор дарения, и не представлял доказательств того, что собирается приобрести еще какое-то жилье – и суд признал отказ опеки неправомерным (решение Юргинского городского суда Кемеровской области от 28 сентября 2011 г. по делу № 2-1760/2011). Таким образом, здесь можно констатировать большой разброс мнений, как органов опеки, так и судов относительно того, что именно может являться надлежащим подтверждением намерений родителей наделить несовершеннолетнего правами на иное жилье вместо отчуждаемого.

Если продаваемое жилье было благоустроенной квартирой или комнатой, расположенной в центре города и близко от посещаемых ребенком учреждений (сада, школы), а приобретаемое жилье хоть и больше по площади и не является коммуналкой, но расположено на окраине, неблагоустроено, имеет большой процент износа – органы опеки обычно отказывают в согласовании сделки и суды с ними соглашаются. Так, в одном из судебных дел десятикласснику принадлежала 20-метровая комната в полностью благоустроенной коммунальной квартире в многоквартирном кирпичном доме с высокими потолками рядом с его школой, а почти 70-летний деревянный жилой дом, 2/3 доли в котором родитель планировал купить на имя несовершеннолетнего, находился в оползневой зоне на краю города, его жилая площадь составляла всего 40 метров, и в нем не было ни отопления, ни воды, ни канализации. Отказ органа опеки в даче согласия на продажу имущества несовершеннолетнего в такой ситуации был признан решением Тракторозаводского районного суда г. Волгограда от 24 сентября 2010 г. законным и обоснованным.

Определенные трудности могут возникнуть, если приобретаемое взамен жилое помещение еще не существует – например, если квартира приобретается по договору долевого строительства жилья. В одном из дел орган опеки отказал родительнице в даче разрешения на продажу квартиры, в которой ее дочь имела долю, поскольку посчитал, что приобретение объекта долевого строительства в строящемся жилом доме для несовершеннолетней не гарантирует возникновение у нее права собственности на данный объект, а построенная в результате квартира может оказаться меньшей площади, чем указано в договоре, и жилищные права ребенка могут быть ущемлены. Суд, тщательно исследовав договор, счел, что его условия, за неисполнение которых законом установлена соответствующая ответственность, свидетельствуют об обратном; довод опеки о возможном уменьшении площади квартиры при сдаче дома в эксплуатацию носит предположительный характер; а тот факт, что право собственности во вновь приобретенной квартире ребенок приобретает не одновременно с прекращением существующего у нее права собственности на жилую квартиру, не свидетельствует о нарушении ее имущественных прав и законных интересов (см. апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 29 августа 2012 г. по делу № 33-2699). В другом деле родители намеревались продать квартиру с долями, принадлежащими детям, с целью строительства индивидуального жилого дома. В суде они представили доказательства, что являются добросовестными родителями: имеют работу, стабильный заработок, транспортное средство, по месту работы и жительства характеризуются положительно, их дети посещают образовательные учреждения, им создаются условия для полноценного развития, поэтому суд счел, что они не имеют намерения ухудшить жилищные условия детей, и отказ органа опеки в выдаче разрешения на продажу незаконен (решение Благовещенского районного суда Республики Башкортостан от 25 апреля 2011 г. по делу № 2-319/2011).

Особняком стоит ситуация, когда сособственники жилья, доля в котором принадлежит несовершеннолетнему, намерены продать свои доли посторонним лицам. Пункт 2 ст. 37 и ст. 250 ГК РФ предусматривают в таком случае обязанность предложить выкупить эти доли ребенку (если он младше 14 лет – его законным представителям), а в случае отказа несовершеннолетнего или его родителя от реализации этого преимущественного права – нужно получить согласие органа опеки на такой отказ (как на сделку, влекущую отказ от принадлежащих подопечному прав). Необходимость представить на регистрацию сделки соответствующие документы указана также в Инструкции о порядке государственной регистрации прав несовершеннолетних на недвижимое имущество и сделок с ним, утвержденной приказом Минюста РФ от 20 июня 2004 г. № 126.

В одном из судебных дел мать собиралась продать постороннему лицу комнату в коммунальной квартире, принадлежащую ей и ее ребенку, при этом собственниками других комнат в квартире также являлись несовершеннолетние. В регистрации сделки было отказано по тому мотиву, что среди прочих документов не были представлены отказы родителей этих детей от покупки продаваемой комнаты, а также разрешение органа опеки на такой отказ; и Ленинский районный суд города Нижний Тагил Свердловской области в своем решении от 22 октября 2012 г. по делу № 2-2158/2012 отказ органа по регистрации прав на недвижимое имущества признал правомерным. При этом, как показывает практика, если сделка была фактически исполнена, то такой отказ может и не помешать признанию права собственности покупателя на приобретенную долю в судебном порядке (смотрите, например, решение Чайковского городского суда Пермского края по иску Рамазанова Салавата Минурасимовича).

Если отказы законных представителей получены (либо им направлены соответствующие предложения о покупке, но они в установленный законом срок не выразили согласие приобрести продаваемую долю), а разрешение органа опеки на такой отказ отсутствует – как правило, суды также признают отказы в регистрации правомерными. Так, Биробиджанский городской суд Еврейской автономной области от 10 сентября 2010 г. по делу № 2- 2071/2010 счел, что приостановление государственной регистрации (и последующий отказ в ней) в таком случае правомерны, так как отказ от покупки, во-первых, может повлечь за собой ухудшение жилищных условий несовершеннолетнего (за счет включения в число проживающих посторонних лиц), и во-вторых, является отказом от принадлежащих несовершеннолетнему прав (смотрите также кассационное определение СК по гражданским делам Калининградского областного суда от 29 февраля 2012 г. по делу № 33-748/2012, кассационное определение СК по гражданским делам Ярославского областного суда от 5 сентября 2011 г. по делу № 33-5336, решение Ярцевского городского суда Смоленской области от 14 февраля 2011 г. по делу № 2-294/2011, решение Рудничного районного суда города Прокопьевска Кемеровской области от 11 марта 2011 г. по делу № 2-808/2011, кассационное определение СК по гражданским делам Смоленского областного суда от 29 марта 2011 г. по делу № 33-971, решение Родниковского районного суда Ивановской области от 7 июля 2011 г.). Законность требования получать согласие органа опеки и попечительства на отказ от преимущественного права покупки доли была проверена в 2007 году решением Верховного Суда РФ от 15 августа 2007 г. № ГКПИ07-737, и совсем недавно – определением Конституционного Суда РФ 24 сентября 2013 г. № 1280-О, и в обоих случаях данные положения проверяемых нормативно-правовых актов были признаны соответствующими закону.

В то же время существует и противоположный подход к решению данного вопроса. Так, Новокуйбышевский городской суд Самарской области в своем решении от 28 апреля 2011 г., наоборот, указал, что при наличии возражения органа опеки и попечительства нарушается право собственника по распоряжению принадлежащим ему имуществом, а разрешение или согласие органа опеки в такой ситуации не требуется (смотрите также апелляционное определение СК по гражданским делам Самарского областного суда от 5 апреля 2013 г. по делу № 33-3198/2013, определение Московского городского суда от 13 июля 2012 г. № 4г/7-5931/12, определение СК по гражданским делам Свердловского областного суда от 31 января 2012 г. по делу № 33-636/2012). Представляется, что данная точка зрения, несмотря на ее непопулярность среди судейского сообщества, более соответствует смыслу закона.

Действительно, при продаже доли постороннему лицу может возникнуть такая ситуация, что ребенок, ранее проживавший только с лицами, с которым он состоит в родственной связи, окажется в ситуации, когда он вынужден проживать в одном жилом помещении с чужим человеком. В то же время, тот факт, что формальный родственник ребенка не желает проживать с ним и иными родными совместно и готов распорядиться своей долей, свидетельствует о том, что родственные связи между ним и остальными членами семьи почти утрачены (по крайней мере – в части возможности жизни под одной крышей) и не являются достаточно прочными, поэтому никакой существенной разницы между проживанием с несовершеннолетним такого «родственника» и постороннего человека не будет. Кроме того, если квартира еще до вселения туда ребенка уже фактически была коммунальной (то есть в ней проживали также и граждане, не являющиеся членами семьи несовершеннолетнего, либо такие лица входили в число сособственников и не проживали в квартире), то смена одного из сособственников никак не изменит сложившееся положение вещей и не ухудшит жилищные условия ребенка.

Также следует отметить, что разрешение опеки в такой ситуации дается на такое юридическое действие (сделку) как отказ от покупки, а не на саму сделку покупки или продажи. Если опека возражает против отказа, а сами родители как представители ребенка не хотят (или не могут в силу финансовых обстоятельств) приобрести предлагаемую им долю в праве, опека не может заставить их это сделать. Получается, что фактически наличие или отсутствие разрешения опеки на отказ в таком случае не имеет никакого правового значения. Теоретически, при наличии таких возражений продавец вправе счесть, что им не получен ни отказ, ни согласие данного сособственника-несовершеннолетнего (его представителей), подождать установленный в законе срок и продать свою долю третьему лицу. Правда, в реальности сторон проведенной таким образом сделки могут ждать определенные трудности при регистрации перехода права в виде описанных выше приостановления и отказа в регистрации, которые, возможно, не смогут быть устранены даже в судебном порядке. Безусловно, такая ситуация не является нормальной и требует более подробного правового урегулирования.

Однако в обратной ситуации – когда родители согласны приобрести долю, а опека возражает, – такой отказ органа опеки (который уже фактически является разрешением или согласием не на отказ от преимущественного права, а на распоряжение денежными средствами, принадлежащими несовершеннолетнему), безусловно, имеет правовое значение и может быть оспорен в суде. Если родители в такой ситуации действуют не в интересах ребенка (например, если покупка предлагается по явно завышенной цене, или его имущественные права будут ущемлены по иным причинам) – отказ опеки следует признать правомерным.

ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО ИНТЕРЕСОВ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНЕГО

Представительство интересов несовершеннолетнего может осуществляться в различных формах в зависимости от возраста ребенка, характера правоотношения и иных обстоятельств.

Способность своими действиями осуществлять процессуальные права, выполнять процессуальные обязанности и поручать ведение дела в суде представителю (гражданская процессуальная дееспособность) принадлежит в полном объеме гражданам, достигшим возраста 18 лет, и организациям.

Несовершеннолетний может лично осуществлять свои процессуальные права и выполнять процессуальные обязанности в суде со времени вступления в брак или объявления его полностью дееспособным (эмансипации).

К законным представителям ребенка относятся его родители, усыновители, опекуны, попечители или иные лица, которым это право дано федеральным законом.

Родители, основания представительства которых обусловлены происхождением ребенка, имеют равные права и несут равные обязанности (п. 1 статья 61 Семейного кодекса (СК)). Если материнство и отцовство в отношении ребенка удостоверены в установленном законом порядке, то вовсе не обязательно, чтобы родители ребенка состояли в браке между собой.

Как правило, при рассмотрении споров, связанных с воспитанием детей, интересы родителей противоречивы. Вследствие этого трудно установить соответствие интересов ребенка и интересов каждого из его родителей.

Например, родитель, проживающий отдельно от ребенка и фактически не принимающий участия в его воспитании, сохраняет статус законного представителя и может представлять интересы несовершеннолетнего в суде.

Таким образом, в отношении представительства интересов ребенка его родителями гражданское процессуальное законодательство не предусматривает каких-либо особых правил. Получается, что при рассмотрении соответствующих семейно-правовых споров интересы ребенка могут защищать как оба, так и один из родителей.

Возможность ограничения такого права родителей допускается п. 2 статьи 64 СК, согласно которой родители не вправе представлять интересы своих детей, если органом опеки и попечительства установлено, что между интересами родителей и детей имеются противоречия. В случае разногласий между родителями и детьми орган опеки и попечительства обязан назначить представителя для защиты прав и интересов детей.

Противоречия между интересами родителей и интересами детей любого возраста не относятся к исключительным событиям.

Существуют и предложения — исключить из п. 2 статья 64 СК право органов опеки назначать представителя для защиты прав и интересов детей. Назначение такого представителя органами опеки и попечительства означает неправомерное ограничение родительских прав и противоречит статье 73 СК, содержащей исчерпывающий перечень оснований ограничения родительских прав.

Представительство родителями своих детей основывается на презумпции единства их интересов, на том, что между интересами ребенка и интересами родителей нет противоречий: все, что совершают родители в отношении ребенка, — все для его блага (Богданова Г.В. Права и обязанности родителей и детей. М., 2003. С. 54).

Если разногласия между интересами родителей и интересами ребенка будут выявлены в ходе судебного разбирательства, то наиболее оптимальным, на наш взгляд, вариантом будет назначение представителем ребенка представителя органа опеки и попечительства.

С целью обеспечения применения нормы, указанной в п. 2 статья 64 СК, по нашему мнению, представляется необходимым внесение в нее соответствующих дополнений.

Усыновители, опекуны, попечители и приемные родители ребенка осуществляют представительство его интересов в судебном заседании без каких-либо специальных полномочий.

Несмотря на то, что права, свободы и законные интересы несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет защищают в процессе их законные представители, суд обязан привлекать к участию в деле самих несовершеннолетних.

В семейно-правовой литературе есть мнение о возможной классификации обстоятельств, от которых зависит степень участия в гражданском процессе законных представителей несовершеннолетних детей.

Из предлагаемых критериев лишь возраст ребенка в ряде случаев имеет юридическое значение и оказывает влияние на осуществление полномочий законного представительства.

В случаях, предусмотренных законом, суд может вынести решение только с согласия ребенка, достигшего возраста 10 лет. Так, решая вопрос о месте жительства несовершеннолетнего при раздельном проживании его родителей (независимо от того, состоят ли они в браке), необходимо иметь в виду, что место жительства ребенка определяется исходя из его интересов, а также с обязательным учетом мнения ребенка, достигшего 10-летнего возраста, при условии, что это не противоречит его интересам (п. 3 статьи 65, статьи 57 СК). Таким образом, суд должен учесть, как ребенок выражает свои интересы, высказывая собственное мнение, и как каждый из его законных представителей воплощает интересы ребенка в своих действиях.

В п. 3 статьи 52 Гражданско-процессуального кодекса (ГПК) установлено: «Законные представители могут поручить ведение дела в суде другому лицу, избранному ими в качестве представителя». Предполагается, что родители ребенка по соглашению между собой могут передать полномочия по представительству интересов ребенка в суде любому третьему лицу.

С целью обеспечения прав и интересов ребенка в данном случае необходимо вмешательство органа опеки и попечительства как носителя публичной власти. Представляется целесообразным установление правила о получении обязательного согласия органа опеки и попечительства на передачу законными представителями ребенка полномочий по ведению дела в суде другому лицу, вынесение соответствующих дополнений в п. 3 статьи 52 ГПК.

Орган опеки законный представитель несовершеннолетнего

В Гражданском Кодексе Российской Федерации не дано прямого определения, в Семейном Кодексе Российской Федерации встречается редко.

Однако такое понятие звучит довольно часто как в различных инстанция, так и при оформлении необходимых документов. Так кто же может являться законным представителем ребёнка?

Законный представитель несовершеннолетнего

Семейный кодекс РФ закрепляет, что «родители являются законными представителями своих детей.

Статья 64 СК РФ.

1. Защита прав и интересов детей возлагается на их родителей.

Родители являются законными представителями своих детей и выступают в защиту их прав и интересов в отношениях с любыми физическими и юридическими лицами, в том числе в судах, без специальных полномочий.

2. Родители не вправе представлять интересы своих детей, если органом опеки и попечительства установлено, что между интересами родителей и детей имеются противоречия. В случае разногласий между родителями и детьми орган опеки и попечительства обязан назначить представителя для защиты прав и интересов детей (часть 1 ст. 64).

Таким образом, Вы как родитель являетесь по рождению законным представителем своему несовершеннолетнему ребенку.

Документ, подтверждающий законного представителя несовершеннолетнего — свидетельство о рождении ребенка. Не отметка в паспорте в графе дети, а именно само свидетельство о рождении либо копия, заверенная у нотариуса. Из данной статьи видно, что законными представителя являются два родителя, если в графе отец значится, например Ваш муж, либо имеется свидетельство об установлении отцовства. И если у Вашего ребенка есть отец, то различные службы, когда требуется согласие законного представителя, вправе требовать согласие двоих родителей (например, при заключении сделки по жилищным вопросам).

Если Вы не знаете, где находится Ваш бывший супруг и отец ребенка, то необходимо подтвердить справкой о розыске либо постановлением судебного пристава Федеральной Службы Судебных Приставов, при наличии взысканных алиментов. Запомните! Это — законное требование!

В некоторых случаях ситуация требует такого выхода, как назначение опеки над Вашим ребенком. В данной ситуации после издания распоряжения о назначении опеки и опекуна (в некоторых случая двух опекунов), законным представителем с даты вынесения распоряжения является лицо, назначенное Опекуном (попечителем). Опекун (попечитель) может представлять интересы ребенка в различных организациях.

Бывают случаи, когда органы опеки и попечительства над несовершеннолетними гражданами также являются законными представителями несовершеннолетних в случае, когда несовершеннолетние остались без попечения родителей (например, в случае длительного отсутствия родителей, либо отсутствия родителей по болезни, а близких родственников ребенка нет). В этот период органы опеки решаю судьбу ребенка.

Типичные заблуждения:

  1. Нотариально оформленная доверенность представлять интересы ребенка на бабушек не говорит о законном представительстве над несовершеннолетним;
  2. Генеральная доверенность на ведение дел, также не является основанием для законного представительства над ребенком;
  3. Бабушки, дедушки, старшие братья и сестры не являются законными представителями по одному принципу кровного родства (только если они опекуны, попечители)

Рекомендуем посмотреть ещё:

Прокуратуры РФ

Главная Центральный федеральный округ Тамбовская область

Прокуратурой Тамбовского района в ходе проверки исполнения действующего законодательства о профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних выявлены нарушения в многопрофильном колледже имени И.Т. Карасева.

Проверкой установлено, что с 1 сентября прошлого года в колледже обучается несовершеннолетняя Л., которая является сиротой и находится на полном государственном обучении.

В ноябре девочка заболела и её бабушка, проживающая в г. Тамбове, обратилась к директору колледжа с заявлением забрать внучку на время болезни к себе. С разрешения администрации колледжа в период с 30 ноября по 16 декабря несовершеннолетняя проживала у своей бабушки. А 17 декабря утром девочка ушла на учёбу в колледж и домой не вернулась. Не пришла она и в колледж. До настоящего времени местонахождение несовершеннолетней не установлено, проводятся розыскные мероприятия.

В соответствии с п. 4 ст. 155.1 Семейного кодекса РФ по завершении пребывания ребенка в образовательной организации для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, до достижения ими возраста восемнадцати лет, исполнение обязанностей опекуна или попечителя этого ребенка возлагается на органы опеки и попечительства.

При поступлении выпускника организации для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в возрасте до восемнадцати лет в образовательное учреждение, в том числе в учреждение профессионального образования, функции его законного представителя выполняет орган опеки и попечительства по месту его обучения в указанных образовательных учреждениях.

В данном случае администрация колледжа без согласия органа опеки и попечительства разрешила несовершеннолетней проживать у бабушки, откуда она самовольно ушла. Получение согласия обязательно в целях установления условий проживания несовершеннолетнего.

Вследствие ненадлежащего исполнения своих обязанностей должностными лицами образовательного учреждения несовершеннолетняя в настоящее время может находиться в обстановке, представляющей угрозу её жизни, здоровью или препятствующей её воспитанию.

Прокурором директору колледжа внесено представление об устранении нарушений законодательства о профилактике безнадзорности несовершеннолетних, по результатам рассмотрения которого, виновные лица привлечены к дисциплинарной ответственности.

Прокуратура Московской области

В статье 48 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации указано, что по уголовным делам о преступлениях, совершенных несовершеннолетними, к обязательному участию в уголовном деле привлекаются их законные представители.

Данное правило означает следующее, что законный представитель должен быть допущен вне зависимости от того, поступило или нет от него соответствующее ходатайство, а также что, у каждого несовершеннолетнего обвиняемого (подозреваемого) должен быть хотя бы один законный представитель.

Следователь, орган дознания, дознаватель обязаны привлечь к участию в уголовном деле законных представителей несовершеннолетнего.

Законные представители — родители, усыновители, опекуны или попечители несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого либо потерпевшего, представители учреждений или организаций, на попечении которых находится несовершеннолетний подозреваемый, обвиняемый либо потерпевший, органы опеки и попечительства.

Для допуска законного представителя несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого к участию в уголовном деле ему достаточно предъявить документ, удостоверяющий его отношения с представляемым.

Законный представитель допускается к участию в уголовном судопроизводстве для отстаивания законных интересов несовершеннолетнего лица, подвергаемого уголовному преследованию, и оказания ему содействия в осуществлении его прав.

Законные представители несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого допускаются к участию в уголовном деле на основании постановления следователя, дознавателя с момента первого допроса несовершеннолетнего в качестве подозреваемого или обвиняемого. При допуске к участию в уголовном деле им разъясняются права, предусмотренные частью второй статьи 426 УПК РФ. Законный представитель вправе знать, в чем подозревается или обвиняется несовершеннолетний; присутствовать при предъявлении обвинения; участвовать в допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, а также с разрешения следователя – в иных следственных действиях, производимых с его участием и участием защитника; знакомиться с протоколами следственных действий, в которых он принимал участие, и делать письменные замечания о правильности и полноте сделанных в них записей; заявлять ходатайства и отводы, приносить жалобы на действия и решения дознавателя, следователя, прокурора; представлять доказательства; по окончании предварительного расследования знакомиться со всеми материалами уголовного дела.

Участие законного представителя несовершеннолетнего подсудимого в судебном заседании урегулировано в статье 428 УПК РФ.

Так, в судебное заседание вызываются законные представители несовершеннолетнего подсудимого, которые вправе: заявлять ходатайства и отводы, давать показания, представлять доказательства, участвовать в прениях сторон, приносить жалобы на действия (бездействие) и решения суда, участвовать в заседании судов апелляционной, кассационной и надзорной инстанций.

По определению или постановлению суда законный представитель может быть отстранен от участия в судебном разбирательстве, если есть основания полагать, что его действия наносят ущерб интересам несовершеннолетнего подсудимого. В этом случае допускается другой законный представитель несовершеннолетнего подсудимого.

Неявка своевременно извещенного законного представителя несовершеннолетнего подсудимого не приостанавливает рассмотрения уголовного дела, если суд не найдет его участие необходимым.

Если законный представитель несовершеннолетнего подсудимого допущен к участию в уголовном деле в качестве защитника или гражданского ответчика, то он имеет права и несет ответственность, предусмотренные статьями 53 и 54 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Следователь (дознаватель) в любой ситуации обязан установить, кто несет имущественную ответственность за вред, причиненный обвиняемым, и соответственно привлечь такового в качестве гражданского ответчика.

Если органом предварительного расследования к участию в деле в качестве гражданских ответчиков не были привлечены родители, опекуны, попечители, а также лечебные учреждения, учреждения социальной защиты населения или другие учреждения, которые в силу закона несут материальную ответственность за ущерб, причиненный преступными действиями несовершеннолетнего, суд при наличии исковых требований должен вынести определение (постановление) о признании указанных лиц и организаций гражданскими ответчиками, разъяснить им права гражданского ответчика, и обеспечить условия для реализации этих прав.

В качестве гражданских ответчиков могут быть привлечены родители (усыновители), попечители несовершеннолетних обвиняемых, а также организация для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в которую под надзор был помещен несовершеннолетний, если последние не докажут, что вред возник не по их вине (ст. 1074 Гражданского кодекса Российской Федерации).

ЗАКОННОЕ ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО ПРИ РАССЛЕДОВАНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ В ОТНОШЕНИИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ

Для защиты прав и законных интересов подозреваемого (обвиняемого), являющегося несовершеннолетним, к обязательному участию в деле привлекаются его законные представители или иные представители в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством (ст. 45 и ст. 48 Уголовно- процессуального кодекса Российской Федерации (далее – УПК РФ).

В последние десятилетия проблемам повышения эффективности участия законных представителей уделялось много внимания. Вопрос об охране прав несовершеннолетних при расследовании уголовных дел приобретает особенное значение, такие вопросы, как допрос несовершеннолетних подозреваемых, процессуальное положение их законных представителей и другие вопросы, заслуживают особого внимания.

Несмотря на кажущуюся проработанность привлечения законных представителей к участию при производстве уголовного дела, еще остается много спорных вопросов, которые и определяют актуальность выбранной темы исследования.

Определение повышенных требований со стороны законодательных и высших судебных органов государственной власти (Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 01.02.2011 № 1 «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних») по эффективному производству предварительного расследования по делам о преступлениях несовершеннолетних направлено на обеспечение всестороннего, полного и объективного установления обстоятельств преступления, совершенного подростком, выявление причин и условий, способствовавших его совершению, а также усиление воспитательного воздействия уголовного судопроизводства [6, с. 83]; выражается в следующем:

— двойное представительство интересов несовершеннолетних в суде (защитник, законный представитель);

— специфика предмета доказывания; выделение дел несовершеннолетних;

— дополнительные вопросы, решаемые судом при вынесении решения (ст. 430 УПК РФ);

— конфиденциальность рассмотрения дел (ст. 241 УПК РФ) [5, 114].

Таким образом, одной из особенностей производства по делам о преступлениях, совершенных несовершеннолетними, является привлечение к участию в деле законного представителя несовершеннолетнего.

Законное представительство в уголовном процессе представляет собой совокупность правовых норм, которые регулируют общественные отношения, возникающие, с одной стороны, между законным представителем и лицом, которое он представляет, с другой стороны, законным представителем и иными участниками процесса, и направленные на реализацию, охрану и защиту прав участника уголовного процесса, не обладающего полной процессуальной дееспособностью [8, с. 93].

Пункт 12 статьи 5 УПК РФ определяет перечень лиц, которые могут являться законными представителями несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого при расследовании преступлений. Это родители, усыновители, опекуны, попечители, а также представители учреждений и организаций и лиц, на попечении или иждивении которых находится несовершеннолетний, органы опеки и попечительства.

Часть 2 ст. 426 УПК РФ устанавливает перечень правомочий законного представителя, включающий в себя следующее:

1) знать, в чем подозревается или обвиняется несовершеннолетний;

2) присутствовать при предъявлении обвинения;

3) участвовать в допросе несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, а также с разрешения следователя — в иных следственных действиях, производимых с его участием и участием защитника;

4) знакомиться с протоколами следственных действий, в которых он принимал участие, и делать письменные замечания о правильности и полноте сделанных в них записей;

5) заявлять ходатайства и отводы, приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора;

6) представлять доказательства;

7) знакомиться по окончании предварительного расследования со всеми материалами уголовного дела, выписывать из него любые сведения и в любом объеме.

В соответствии с ч. 1 ст. 426 УПК РФ законные представители несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого допускаются к участию на предварительном следствии на основании постановления следователя, дознавателя с момента первого допроса несовершеннолетнего в качестве подозреваемого или обвиняемого.

Вместе с тем, общими предпосылками привлечения к участию в деле законного представителя являются:

— положения, на основе которых возникает данное правоотношение;

— правосубъектность участников указанного правоотношения, определяющие установленные уголовно- процессуальным и уголовным законом условия субъектно-статусного характера;

— система юридических фактов, обладающая причинно-следственной ролью в формировании этой правовой связи.

По мнению Белокопытова А.А., основу системы юридических фактов, в связи с чем возникает законное представительство, составляет фактический состав, включающий в себя:

1) факт привлечения представляемого субъекта к участию в деле;

2) факт несовершеннолетия;

3) факт пребывания этого лица в определенной законом правовой связи с другим субъектом — представителем;

4) факт отсутствия у представителя препятствий для вступления в процесс;

5) факт признания представителя участником процесса через процессуальное оформление его статуса (вынесения постановления о допуске к участию в деле).

При этом, является обязательным наличие каждого элемента указанного фактического состава. В случае отсутствия хотя бы одного из элементов возникновение правоотношения законного представительства невозможно. Вместе с тем, основанием установления и принятия участия законного представителя на предварительном следствии возможно исключительно только при процессуальном оформлении его статуса. Все другие юридические факты и правосубъектность сторон, являются лишь предпосылками (предварительными условиями) возникновения указанного правоотношения и непосредственно не приводят к его возникновению [1, с. 12].

Таким образом, общее основание для участия законного представителя носит двуединый характер. С одной стороны, это юридический факт, с которым закон связывает возникновение законного представительства, с другой – это обретение представляемым лицом статуса одного из субъектов (участника) уголовного судопроизводства.

Вместе с тем, в уголовно-процессуальном законодательстве имеется положение о возможности привлечения к участию в деле в качестве законного представителя несовершеннолетнего – представителя органа опеки и попечительства.

Однако, в российском уголовном процессуальном законодательстве не регламентирован порядок привлечения представителя органа опеки и попечительства в качестве законного представителя (основания, полномочия), имеются лишь общие положения, приравнивающие его с родителями несовершеннолетних.

Следует полагать, что фактическим основанием привлечения представителя органа опеки и попечительства к участию в деле в качестве законного представителя несовершеннолетнего является невозможность родителей участвовать в качестве таковых (например, совершение преступления несовершеннолетним, оставшимся без попечения родителей; наличие у родителей несовершеннолетних заболеваний, препятствующих участию в деле; отдаленность места проживания родителей и отсутствие регулярного транспортного сообщения; отбывание родителей несовершеннолетних в местах лишения свободы и иное).

В практике следственных органов имеются случаи, когда задержанный несовершеннолетний находился в значительной отдаленности от своего постоянного или преимущественного места проживания, зачастую за пределами региона, в момент совершения преступления и места, в котором он привлекается к уголовной ответственности. В указанных случаях невозможно обеспечить участие в деле законного представителя – родителя несовершеннолетнего, так как в силу объективных причин, они не могут обеспечить своевременный приезд к ребенку для представления интересов (невозможность отрыва от работы, болезнь и др.). В таких случаях, следователем (дознавателем) к участию в деле в качестве законного представителя для защиты прав и законных интересов несовершеннолетнего привлекается представитель органа опеки и попечительства.

К примеру, в ноябре 2013 года Белебеевским межрайонным следственным отделом следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Республике Башкортостан возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ в связи с причинением несовершеннолетним тяжкого вреда здоровью другому лицу. Поскольку родители обвиняемого во время расследования проживали и работали на территории Ханты-Мансийского автономного округа – Югра, и отсутствием возможности принудительного вызова их на предварительное следствие, в качестве законного представителя был привлечен орган опеки и попечительства. При этом, каких-либо заявлений либо ходатайств о возможности (невозможности) представлять интересы сына по делу от родителей в период производства предварительного расследования не поступило. С учетом названных обстоятельств законным представителем несовершеннолетнего признан специалист органа опеки и попечительства администрации муниципального района Белебеевский район Республики Башкортостан.

Нечеткое и двусмысленное закрепление в нормах УПК РФ положений, касающихся осуществления прав и обязанностей и родителями, и органом опеки и попечительства – законными представителями, — может повлечь злоупотребление со стороны лиц, осуществляющих расследование по уголовным делам. Часто следователь (дознаватель) привлекает представителя органа опеки и попечительства в качестве законного представителя в целях облегчения и оперативного проведения следственных действий, заменяя им родителей. В то же время отсутствие в процессе или неинформированность законных представителей – родителей несовершеннолетних о производстве процессуальных действий в отношении их детей влечет, по нашему мнению, нарушение прав несовершеннолетних обвиняемых или подозреваемых.

При расследовании преступлений по делам несовершеннолетних следователь (дознаватель) нередко подходит к участию в деле представителей органа опеки и попечительства «де-юре», ограничиваясь лишь их официальным участием в качестве законных представителей, зачастую игнорируя использование ими специальных знаний (оказанию следователю помощи в установлении психологического контакта, установление комплекса вопросов, касающихся личности несовершеннолетнего, условий его жизни и воспитания (путем тесного сотрудничества с общеобразовательной школой), обстоятельств, указывающих на причины совершения им преступления).

Исходя из практики, представитель органа опеки и попечительства как законный представитель несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, возлагаемые обязанности исполняет формально. Формальность участия представителя органа опеки и попечительства не является эффективным представлением интересов несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, подсудимого в уголовном судопроизводстве.

Остается до конца нерегламентированным момент вступления в уголовный процесс законных представителей несовершеннолетних подозреваемых и обвиняемых, а также вопрос: в каких случаях необходимо привлекать в качестве законных представителей именно представителя органа опеки и попечительства, и при этом какие функции будут выполнять родители.

По мнению Матвеевой С.В. право законного представителя присутствовать при предъявлении обвинения, в том числе участвовать в допросе несовершеннолетнего подозреваемого и обвиняемого является весьма категоричным и не отвечает принципам целесообразности, так как в большинстве своем это ограничивает возможности следователя в установлении психологического контакта с несовершеннолетним, а также в выборе тактических приемов проведения следственных действий. Это позволяет сделать вывод о том, что указанное положение неизбежно отражается на объеме доказательственной информации, которую мог бы получить следователь при проведении, например, такого следственного действия как допрос [4, с. 16]. Отчасти, невозможно не согласиться с мнением Мельниковой Э.Б., которая указывает, что интересы несовершеннолетнего могут не совпадать с интересами его законного представителя (а именно родителей). И суть таких возможных противоречий не обязательно в обстоятельствах конкретного дела, а в двойственном положении законного представителя. Ведь фактически он защищает не только интересы несовершеннолетнего, но и свои собственные [5, с. 87].

В связи с этим определение процессуального статуса обозначенных лиц – представителя органа опеки и попечительства и родителя, должно носить в нормах права четкий и единообразный характер и представлять собой строгую законодательную регламентацию.

В связи с вышеизложенным, представляется возможным сделать следующий вывод.

Суть законного представительства заключается в оказании правовой и иной помощи несовершеннолетнему. В частности, родитель либо представитель органа опеки и попечительства принимает участие при предварительном расследовании для того, чтобы оказать содействие ребенку в реализации процессуальных прав и защите его законных интересов. Представитель обязан обеспечить защиту прав представляемого несовершеннолетнего, возможность опровержения необоснованных доводов следствия, а также оказать содействие в профилактике и предупреждении совершения подобных преступлений и правонарушений несовершеннолетним в последующем.

Особое значение имеет осуществление представительства компетентным в правовых вопросах лицом (представителем органа опеки и попечительства), что позволяет наиболее полно и эффективно использовать предоставляемые процессуальным законом возможности для отстаивания лицом интересов несовершеннолетнего.

Использование и регламентация законного представительства органов опеки и попечительства в отношении несовершеннолетних, которое будет отвечать качественному и своевременному ведению предварительного расследования, а также совершенствование в целом судопроизводства в отношении несовершеннолетних, где судьи видят в качестве своей миссии «…не только карать, но и исправлять», будет в большей степени отвечать международно-правовым стандартам, а также результативной работе использования ювенальных технологий. Это тем более символично, что именно в этих процессах, закрепленных в «Концепции долгосрочного социально-экономического развития России на период до 2020 года», пересекаются история и будущее России [3, с. 3].

Таким образом, четкое законодательное закрепление форм участия законных представителей несовершеннолетнего и разделение полномочий – представителя органа опеки и попечительства и непосредственно родителя несовершеннолетнего, при расследовании преступлений, совершенных несовершеннолетними, безусловно, снимет многие проблемные вопросы, указанные выше, и не позволит допускать нарушения прав и законных интересов несовершеннолетних.

Список литературы

1. Белокопытов. А.К. Законное представительство в российском уголовном судопроизводстве: Автореф. дис. канд. юрид. наук: 12.00.09 / Белокопытов Алексей Константинович; Библиогр. — Иркутск, 2009. — 21 с.

2. Ескендиров А.А. Процессуальные и криминалистические аспекты расследования преступлений, совершенных несовершеннолетними Учебное пособие Алматы. 2008. 138 с.

3. Макаренко И.А. Криминалистическое учение о личности несовершеннолетнего обвиняемого: Автореф. дис. д-ра. юрид. наук: 12.00.09 / Макаренко Илона Анатольевна; РГБ ОД — Саратов, 2006. 28 с.

4. Матвеев С.В. УПК РФ об участии законных представителей, близких родственников в расследовании уголовных дел, совершенных несовершеннолетними // Журнал российского права. 2002. № 5.

5. Мельникова Э.Б. Ювенальная юстиция. Проблемы уголовного права, уголовного процесса и криминалистики. М. 2000. 272 с.

6. Руководящие принципы ООН для предупреждения преступности среди несовершеннолетних (Эр-Риядские руководящие принципы). Нью-Йорк. 14 декабря 1990 г. // Сборник Международных договоров СССР. 1993. Вып. XLVI.

7. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 г. № 174-ФЗ (ред. от 13.07.2015 г.), (с изм. и доп., вступ. в силу с 15.09.2015 г.) // Российская газета. 2001. № 249.

8. Янкина М.А. Законное представительство в уголовном процессе / Янкина М.А. // Актуальные вопросы юридических наук: материалы междунар. науч. конф. (г.Челябинск, ноябрь 2012 г.). Челябинск: Два комсомольца, 2012. С. 93-96.

Смотрите так же:

  • Документ удостоверяющий личность свидетельство о рождении Документы, удостоверяющие личность (удостоверение личности) Личность гражданина России на территории России удостоверяют: - паспорт гражданина РФ. Выдается лицу в 14 лет. По достижении владельцем возраста 20 и 45 лет паспорт заменяется новым […]
  • Федеральный закон 51 статья 2 Федеральный закон от 1 декабря 2014 г. N 415-ФЗ "О внесении изменения в статью 51 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" Документ является поправкой к Комментарии Российской Газеты Принят Государственной Думой 19 ноября 2014 […]
  • Федеральный закон о банкротстве 2012 Федеральный закон от 28 декабря 2010 г. N 429-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" и признании утратившими силу частей 18, 19 и 21 статьи 4 Федерального закона "О внесении изменений в Федеральный закон "О […]
  • Недвижимое имущество зу Кто должен оплачивать расходы на регистрацию права на ЗУ при купле-продаже? Здравствуйте! Продаю земельный участок. Подскажите, кто должен оплачивать расходы на регистрацию права ? Покупатель или продавец или все? Желательно с ссылкой на статью. […]
  • Статья конституции 56 о чём Статья 56 Конституции Российской Федерации Последняя редакция Статьи 56 Конституции РФ гласит: 1. В условиях чрезвычайного положения для обеспечения безопасности граждан и защиты конституционного строя в соответствии с федеральным конституционным […]