Простое товарищество коммерческая организация

31. Простое товарищество

По договору простого товарищества (договору о совместной деятельности) двое или несколько лиц (товарищей) обязуются соединить свои вклады и совместно действовать без образования юридического лица для извлечения прибыли или достижения иной не противоречащей закону общей цели (ст. 1041 ГК).

Предметом договора простого товарищества является совместное ведение деятельности, направленной к достижению общей для всех участников цели. Поэтому понятия «договор простого товарищества» и «договор о совместной деятельности» — синонимы.

Общей целью участников простого товарищества может быть осуществление либо предпринимательской деятельности, либо иной деятельности, не противоречащей закону и не направленной на получение прибыли.

Круг субъектов договора простого товарищества определяется в зависимости от целей, которые они преследуют.

Участниками коммерческого простого товарищества могут быть предприниматели — индивидуальные или коллективные (коммерческие организации). В таком товариществе могут участвовать также и некоммерческие организации, осуществляющие предпринимательскую деятельность в соответствии со своими уставными целями и для достижения этих целей (так называемые «предприниматели ad hoc»). Закон исключает из числа возможных участников коммерческого простого товарищества граждан (не являющихся предпринимателями), государство и государственные (муниципальные) образования.

Участниками некоммерческого простого товарищества, в принципе, могут выступать любые лица. Существует лишь одно общее ограничение на участие в простом товариществе, обусловленное специальной правоспособностью товарища. Лицо со специальной правоспособностью (например, некоммерческая организация), в принципе, может участвовать в любом некоммерческом простом товариществе, но в рамках этого товарищества оно вправе вести лишь такую деятельность, которая соответствует содержанию его правоспособности. То же можно сказать и о предпринимателях со специальной правоспособностью (индивидуальных предпринимателях и унитарных предприятиях).

Форма и порядок заключения договоров простого товарищества законом особо не урегулированы, поэтому стороны должны руководствоваться общими положениями ГК о форме сделок и заключении договоров.

Срок договора простого товарищества, как правило, обусловлен его целью, достижение которой прекращает действие договора. Независимо от этого стороны могут указать в договоре особый срок его действия, истечение которого прекратит соответствующие обязательства. Это целесообразно в тех случаях, когда цель является длящейся и, в принципе, не может быть достигнута к какой-то определенной дате.

При отсутствии указаний на срок или способ его определения в договоре простого товарищества он будет считаться заключенным на неопределенный срок, что также допускается законом.

Прекращение договора простого товарищества происходит по основаниям, перечисленным в ст. 1050 ГК:

• объявление кого-либо из товарищей недееспособным, ограниченно дееспособным или безвестно отсутствующим;

• объявление кого-либо из товарищей несостоятельным (банкротом);

• смерть товарища или ликвидация либо реорганизация участвующего в договоре юридического лица;

• отказ кого-либо из товарищей от дальнейшего участия в бессрочном договоре простого товарищества;

• расторжение договора простого товарищества, заключенного с указанием срока, по требованию одного из товарищей;

• истечение срока договора простого товарищества;

• выдел доли товарища по требованию его кредитора.

Основными обязанностями участника договора простого товарищества являются:

• внесение вклада в общее дело,

• ведение совместно с другими участниками предусмотренной договором деятельности.

Вкладом товарища признается все то, что он вносит в общее дело: деньги, вещи, имущественные и неимущественные права и т. д.

Обязанность по участию в ведении совместной деятельности не тождественна внесению вклада в общее дело, хотя бы этот вклад и вносился в виде личного участия (деятельности) товарища в делах товарищества. Такой вывод прямо следует из содержания п. 1 ст. 1041 ГК: «По договору простого товарищества (договору о совместной деятельности) двое или несколько лиц (товарищей) обязуются соединить свои вклады и совместно действовать без образования юридического лица для извлечения прибыли или достижения иной не противоречащей закону цели».

Содержание обязанности товарища действовать совместно с другими для достижения общей цели обусловлено как характером этой цели, так и конкретным распределением ролей между товарищами. Эта обязанность существует в течение всего срока действия договора, тогда как обязанность по внесению вклада обычно исполняется вскоре после его заключения.

Основными правами участника простого товарищества являются:

• права на участие в управлении и ведении общих дел товарищества;

• право на информацию;

• права, возникающие в отношении общего имущества, в том числе на получение доли прибыли.

Управление общими делами осуществляется всеми товарищами сообща, если иное не предусмотрено договором. Как правило, ведение общих дел товарищей может осуществляться каждым из них. Договором может быть также предусмотрено, что ведение общих дел возлагается на одного или нескольких товарищей. В этих случаях полномочия на ведение общих дел удостоверяются специальной доверенностью, подписанной всеми остальными товарищами, либо самим письменным договором простого товарищества.

Право товарища на информацию, закрепленное ст. 1045 ГК, означает возможность знакомиться со всей документацией по ведению дел товарищества. В данном контексте документация — это любые письменные документы, исходящие от товарища (или товарищей), представляющие интересы участников вовне либо полученные ими в качестве таких представителей.

Пользование общим имуществом, а также владение имуществом, находящимся в общей долевой собственности, осуществляется по общему согласию товарищей, а при недостижении согласия — в порядке, установленном судом.

Распределение прибылей и убытков (расходов) от деятельности простого товарищества производится пропорционально стоимости вкладов участников в общее дело, если иное не предусмотрено договором.

Ответственность участников по договору простого товарищества определяется следующими обстоятельствами:

• характером осуществляемой деятельности (коммерческое или некоммерческое товарищество);

• спецификой мер гражданско-правовой ответственности и оснований их применения (внедоговорная ответственность, ответственность перед третьими лицами по совершенным сделкам, ответственность перед другими товарищами по договору простого товарищества);

• фактом прекращения договора простого товарищества.

Ответственность товарищей по общим для них обязательствам перед третьими лицами обычно является солидарной.

В отношениях между самими участниками товарищества (коммерческого и некоммерческого) господствует принцип долевой ответственности. По всем взаимным обязательствам, вытекающим из договора простого товарищества, стороны несут долевую ответственность пропорционально стоимости своих вкладов в общее дело.

ДОГОВОР ПРОСТОГО ТОВАРИЩЕСТВА: ПОРЯДОК НАЛОГООБЛОЖЕНИЯ ПРИ СОВМЕСТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

На практике нередко встречается ситуация, когда две или более организации заключают договор простого товарищества в целях извлечения прибыли. При этом у сторон договора возникает немало проблем в части учета хозяйственных операций в рамках указанного договора и уплаты налогов по ним.

Договор простого товарищества (договор о совместной деятельности) находит все более широкое применение в сфере предпринимательской деятельности. Данный договор уникален по своему содержанию. Он позволяет объединять деятельность нескольких хозяйствующих субъектов, а также физических лиц для занятия одним общим видом деятельности без образования юридического лица.

Понятие, содержание договора простого товарищества, права и обязанности сторон, ответственность по данному договору определены главой 55 ГК РФ. По такому договору товарищи объединяют свои вклады, чтобы сообща действовать для получения прибыли или достижения иной не противоречащей закону цели.

В договоре товарищи должны указать, какой деятельностью они будут совместно заниматься. Ведь отличительным признаком договора совместной деятельности является то, что все участники имеют общую цель, ради которой и создается товарищество. Если цель коммерческая, то участвовать в товариществе могут только организации и индивидуальные предприниматели. А вот физические лица, не зарегистрированные как ПБОЮЛ, в этом случае товарищами стать не могут.

Также участниками договора простого товарищества не вправе быть государственные предприятия, учреждения, некоммерческие организации (п. 2 ст. 1041 ГК РФ). Такой же позиции придерживаются и арбитражные суды (см. информационное письмо ВАС РФ от 25 июля 2000 г. N 56).

Как упоминалось, стороны договора простого товарищества не образуют новое юридическое лицо (п. 1 ст. 1041 ГК РФ), но, тем не менее, достигают общего результата совместными усилиями.

В связи с тем, что простое товарищество не является юридическим лицом, оно не признается налогоплательщиком ни по одному налогу. Обязанности по уплате налогов несет каждый товарищ соответственно своей доле, если иной порядок не установлен в договоре или ином соглашении.

Каждый товарищ должен внести свой вклад в совместную деятельность. Это может быть любое имущество (товары, деньги, недвижимость), а также имущественные права, деловая репутация, профессиональные знания, навыки, умения (ст. 1042 ГК РФ).

Однако при внесении такого вклада, как деловые связи, у товарища может возникнуть проблема с отражением вклада в бухгалтерском учете. По мнению Минфина РФ, организация не вправе внести деловые связи в качестве вклада в простое товарищество. В своем письме от 2 февраля 2000 г. N 04-02-05/7 Минфин РФ разъясняет, что, поскольку ГК РФ не содержит определения понятия «деловые связи», использование упомянутой нормы не представляется возможным. Поэтому, по мнению финансового органа, организация не вправе внести деловые связи в качестве вклада в простое товарищество. Также, согласно правилам ведения бухгалтерского учета в Российской Федерации, товарищ — юридическое лицо может внести в качестве вклада в простое товарищество только то, что ему принадлежит на праве собственности, отражено в его балансе и имеет стоимостную оценку (денежные средства, имущество, нематериальные активы и т. п.). Тем не менее в судебной практике встречаются примеры ситуаций, когда простое товарищество принимало в качестве вклада деловые связи каждого из товарищей (см. постановление ФАС Уральского округа от 6 апреля 2000 г. по делу N Ф09-396/2000-ГК).

Внесенные ценности поступают в общую долевую собственность товарищей.

Учет общего имущества, обязательств и хозяйственных операций простого товарищества необходимо вести в порядке, который предусмотрен для налогоплательщиков, применяющих общий режим налогообложения.

Операции по совместной деятельности нужно учитывать на отдельном балансе. На это указано в ПБУ 20\03 «Информация об участии в совместной деятельности», утвержденного приказом Минфина РФ от 24 ноября 2003 г. N 105н. Ведение операций по совместной деятельности необходимо поручить одному из участников.

Хочется отметить, что, заключая договор простого товарищества, рациональнее предусмотреть, что общие дела и учет будет вести один и тот же участник.

С 2006 г. вход в простое товарищество закрыт для плательщиков единого налога на вмененный доход. Об этом говорится в п. 2.1 ст. 346.26 НК РФ.

Также в простых товариществах не должно быть организаций, применяющих упрощенную систему налогообложения, объектом налогообложения у которых являются доходы. Возможность стать товарищами сохранится только у тех налогоплательщиков, применяющих упрощенную систему налогообложения, которые выбрали объектом налогообложения «доходы минус расходы».

Организации, применяющие упрощенную систему налогообложения, заключив договор простого товарищества, обязаны исчислять единый налог с разницы между доходами и расходами по ставке 15% (п. 3 ст. 346.14 НК РФ в редакции Федерального закона от 21 июля 2005 г. N 101-ФЗ).

Если один из товарищей или все товарищи применяют упрощенную систему налогообложения, то сумму прибыли от совместной деятельности они включают в состав внереализационных доходов, учитываемых при определении налоговой базы по единому налогу (п. 1 ст. 346.15, п. 9 ст. 250 и 278 НК РФ).

Пример. Организация, применяющая упрощенную систему налогообложения с объектом налогообложения «доходы минус расходы», исчисляет единый налог по ставке 15%. Данная организация заключила договор простого товарищества с ПБОЮЛ. Доля прибыли от совместной деятельности, распределенная в пользу организации по итогам отчетного года, составила 60 000 руб.

Налог на прибыль от совместной деятельности, исчисленный и подлежащий уплате в бюджет по итогам отчетного года, равен 9000 руб. (15% от 60 000 руб.).

С 2006 г. в соответствии с новой редакцией п. 4 ст. 273 НК РФ, введенной Федеральным законом от 6 июня 2005 г. N 58-ФЗ, все участники простого товарищества обязаны перейти на определение доходов и расходов по методу начисления. Расходы будут признаваться таковыми в том отчетном (налоговом) периоде, к которому они относятся, независимо от времени фактической выплаты денежных средств или иной формы их оплаты.

Кассовый метод, при котором датой получения дохода признается день поступления средств на счета в банках и (или) в кассу либо день поступления иного имущества, работ, услуг или имущественных прав, товарищи применять уже не могут. Это же правило действует и в отношении тех налогоплательщиков, которые заключат договор доверительного управления имуществом.

Статья 273 НК РФ, предписывающая организациям, участвующим в совместной деятельности, перейти на метод начисления, распространяется только на плательщиков налога на прибыль. Ведь известно, что участники простого товарищества обычно не получают распределенную в их пользу прибыль на руки, а используют ее в рамках совместной деятельности. В результате при кассовом методе ни на расчетный счет, ни в кассу деньги не поступают и налогооблагаемого дохода не возникает. При методе же начисления распределенная, но не неполученная прибыль включается во внереализационные доходы. Таким образом, организации — участнику совместной деятельности придется заплатить налог на прибыль со средств, которые она направила на развитие совместного бизнеса.

Однако на участников договора простого товарищества, применяющих упрощенную систему налогообложения, это требование не распространяется. Они определяют доходы и расходы кассовым методом, но ст. 273 НК РФ руководствоваться не должны, поскольку в главе 26.2 НК РФ ссылок на эту статью нет. Следовательно, в любом случае организации, применяющие упрощенную систему налогообложения, должны учитывать доходы и расходы по кассовому методу.

Участник, ведущий общие дела, определяет не доход товарищей, а их прибыль: термин «доход» заменен термином «прибыль каждого участника товарищества», что соответствует нормам гражданского законодательства.

С 2006 г. порядок уплаты НДС при совместной деятельности регулируется новой ст. 174.1 НК РФ, которая введена Федеральным законом от 22 июля 2005 г. N 119-ФЗ. Данная статья трактуется специалистами по-разному.

В соответствии со ст. 174.1 НК РФ вести общий учет операций, подлежащих налогообложению, может участник товарищества — российская организация либо индивидуальный предприниматель. При совершении операций в соответствии с договором простого товарищества (договором о совместной деятельности) на него возлагаются обязанности налогоплательщика. При реализации товаров (работ, услуг), передаче имущественных прав в рамках совместной деятельности данный участник договора выставляет партнерам простого товарищества счета-фактуры.

При этом необходимо, чтобы счета-фактуры поставщиков были выставлены на его имя (п. 3 ст. 174.1 НК РФ). Участник должен отдельно учитывать товары (работы, услуги) и имущественные права, используемые в рамках договора о совместной деятельности.

Если все участники товарищества применяют общую систему налогообложения, положения данной статьи не вызывают вопросов. Но ведь товарищами могут быть и организации, применяющие упрощенную систему налогообложения, которые не платят НДС.

Возникает вопрос: нужно ли понимать ст. 174.1 НК РФ в том смысле, что организации, применяющие упрощенную систему налогообложения и участвующие в деятельности простого товарищества, все же являются плательщиками НДС?

Согласно одному из положений ст. 174.1 НК РФ на участника товарищества возлагаются обязанности налогоплательщика, «установленные настоящей главой». Получается, что товарищи, применяющие упрощенную систему налогообложения, действительно должны перечислять налог. Однако в ст. 346.11 НК РФ сказано, что организации, применяющие упрощенную систему налогообложения, начисляют НДС только на таможне либо когда являются налоговыми агентами. Получается, что в ст. 174.1 НК РФ обязанность платить налог упоминается, однако в ст. 346.11 НК РФ в связи с этим изменения не внесены. Новая редакция главы 21 НК РФ признает любого участника товарищества плательщиком НДС, обязанным выставлять счета-фактуры, а также имеющим право на налоговый вычет.

Пока единого мнения по этому поводу не существует. Авторы, считающие, что такие участники простого товарищества должны платить НДС, обосновывают свою позицию прямым указанием закона (ст. 174.1 НК РФ). Такой точки зрения придерживаются и официальные органы. В частности, Минфин РФ в письме от 21 февраля 2006 г. N 03-11-04/2/49 указал, что при совершении операций по договору простого товарищества (договору о совместной деятельности) на участника товарищества возлагаются обязанности плательщика НДС. При реализации товаров (работ, услуг), передаче имущественных прав в соответствии с этим договором товарищ, на которого возложены обязанности по ведению общих дел, должен выставлять соответствующие счета-фактуры в порядке, установленном Налоговым кодексом РФ. Данная позиция официальных органов не нова и высказывалась неоднократно (см. письма Минфина РФ от 11 февраля 2005 г. N 03-03-02-04/1/37, МНС РФ от 18 августа 2004 г. N 03-1-08/1815/45, от 30 января 2003 г. N 03-1-08/347/13-Г733).

Эксперты, высказывающие противоположную точку зрения, акцентируют внимание на том, что нормы НК РФ, регулирующие порядок использования упрощенной системы налогообложения, являются специальными и обладают юридическим приоритетом над общими нормами. Поскольку в соответствии со специальными нормами лица, применяющие упрощенную систему налогообложения, плательщиками НДС не признаются, такое преимущество распространяется и на товарищей.

Обратимся к арбитражной практике. В постановлении от 28 февраля 2007 г. по делу N А48-2638/06-8 ФАС Центрального округа указал, что участник договора простого товарищества, на которого возложены обязанности по ведению общего учета операций, подлежащих налогообложению, обязан исчислять и уплачивать в бюджет НДС по таким операциям в общеустановленном порядке. Также этому товарищу предоставляется право на применение налоговых вычетов по НДС на основании выставленных ему счетов-фактур независимо от того, является он плательщиком НДС вне рамок договора простого товарищества или нет.

При этом суд руководствовался следующим. В соответствии со ст. 346.11 НК РФ упрощенная система налогообложения может применяться только индивидуальными предпринимателями и организациями. Согласно п. 2 ст. 11 НК РФ под организациями понимаются юридические лица, образованные в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Как отмечалось, в силу п. 1 ст. 1041 ГК РФ по договору простого товарищества (договору о совместной деятельности) двое или несколько лиц (товарищей) обязуются соединить свои вклады и действовать совместно без образования юридического лица для извлечения прибыли или достижения иной не противоречащей закону цели.

Совокупный анализ названных нормативных положений позволяет сделать вывод о том, что налогообложение предпринимательской деятельности, осуществляемой в рамках простого товарищества, не может производиться по упрощенной системе. Следовательно, учет общего имущества, обязательств и хозяйственных операций простого товарищества необходимо вести в порядке, предусмотренном для налогоплательщиков, применяющих общий режим налогообложения. При ведении деятельности в рамках простого товарищества уплачиваются налоги, установленные законодательством, в том числе НДС.

Таким образом, по данному конкретному делу суд не признал приоритета специальных норм. Однако недостаточность практики по этой категории дел не дает возможности сделать однозначный вывод о том, какой подход следует считать верным.

Товарищ, ведущий общие дела товарищества, имеет право на возмещение из бюджета НДС, уплаченного поставщикам. Подобный порядок принятия сумм налога к вычету в рамках договора простого товарищества (договора о совместной деятельности) в настоящее время прямо закреплен ст. 174.1 НК РФ. Соглашением сторон по договору простого товарищества может быть установлено иное, например, вычет может применяться товарищами пропорционально их доле участия в расходах (см. постановление ФАС Московского округа от 1, 5 февраля 2007 г. по делу N КА-А40/13058-06). Обязательные условия для вычета — наличие счета-фактуры, оформленного надлежащим образом и выписанного на имя товарища, ведущего общие дела товарищества (см. постановление ФАС Московского округа от 6, 7 декабря 2006 г. по делу N А40-12015/06-35-117), и раздельный учет товаров (работ, услуг), используемых при проведении операций по договору простого товарищества и при ведении иной деятельности.

ФАС Волго-Вятского округа в постановлении от 30 декабря 2004 г. по делу NА17-1627/5-2004 указал, что налогоплательщик обязан восстановить НДС по приобретенному для облагаемых налогом операций имуществу, впоследствии переданному в качестве вклада по договору простого товарищества.

Поскольку использование в хозяйственной практике договора о совместной деятельности дает товарищам определенные преимущества при налогообложении, указанные договоры часто используются притворно (для минимизации налогообложения) либо для прикрытия других договоров (с целью избежать налогообложения).

Например, одна из наиболее распространенных схем заключается в том, что, заключив договор, один из товарищей вносит свой вклад в общий бизнес имуществом, а другой — денежными средствами. Когда действие договора прекращается, первый, выходя из товарищества, забирает свой вклад деньгами, а второй — имуществом. Цель этой комбинации — избежать обязанности по уплате НДС, которая возникает при продаже товара.

Так, в одном из дел предпринимателю по договорам простого товарищества были переданы помещения, использовавшиеся им в производственном процессе. Оценив заключенные предпринимателем договоры, суд пришел к выводу об их ничтожности и квалифицировал фактически сложившиеся отношения как аренду, а уплаченные денежные средства признал арендной платой (см. постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 16 мая 2006 г. по делу N Ф08-1983/2006-829А).

Налоговые органы также считают злоупотреблением со стороны налогоплательщика заключение договоров о совместной деятельности, если руководитель одной организации-товарища одновременно исполняет функции заместителя руководителя другой организации — члена товарищества. Однако ни налоговое законодательство, ни судебная практика не подтверждают правильность такой позиции.

Как следует из п. 1 ст. 20 НК РФ, взаимозависимыми лицами для целей налогообложения признаются физические лица и (или) организации, отношения между которыми могут оказывать влияние на условия или экономические результаты их деятельности или деятельности представляемых ими лиц. Соответственно когда налоговый орган будет ссылаться на обстоятельство взаимозависимости двух товарищей, ему придется доказать факт влияния на экономический результат деятельности участников договора (см. постановление ФАС Северо-Западного округа от 14 марта 2007 г. по делу N А05-7758/2006-34).

И все же, несмотря на пристальное внимание налоговых органов к товарищам, если стороны действительно работают по договору о совместной деятельности и правильно оформляют документы, опасаться претензий налоговых органов им не стоит.

Журнал «Законодательство» N 3/2008, Л.Н. Максимова

Арбитражный суд Кировской области

А.Б. САВЕЛЬЕВ, «Некоторые проблемы участия юридических лиц и публично-правовых образований в договоре простого товарищества» /Научные труды филиала МГЮА в городе Кирове №9. Киров, 2004 Активное использование в гражданском обороте договора простого товарищества (о совместной деятельности) в период после принятия ГК РФ выявляет теоретические проблемы и практические сложности регулирования данных отношений.

Наши публикации

Некоторые проблемы участия юридических лиц и публично-правовых образований в договоре простого товарищества

Савельев Алексей Борисович, магистр частного права, кандидат юридических наук, помощник первого заместителя председателя Арбитражного суда Кировской области, доцент кафедры гражданского и семейного права МГЮА (Институт в г. Кирове), автор более 10 печатных работ.

Активное использование в гражданском обороте договора простого товарищества (о совместной деятельности) в период после принятия ГК РФ выявляет теоретические проблемы и практические сложности регулирования данных отношений. К ним можно отнести и вопросы о возможности участия некоммерческих организаций в договоре простого товарищества с предпринимательскими целями, о пределах участия государства и муниципальных образований в данном договоре. Как известно особенности договора простого товарищества, выражающиеся в совпадении интересов сторон и единой направленности их прав и обязанностей, отражаются в одинаковом наименовании сторон данного договора — участники, товарищи.

В договоре простого товарищества могут участвовать граждане (физические лица), юридические лица, а также государство, субъекты РФ и муниципальные образования. В то же время участие указанных субъектов гражданского права в различных случаях имеет некоторые особенности. В некоторых случаях эти особенности прямо установлены нормами права, в других случаях они не так очевидны.

Как известно, в российском гражданском праве существует деление юридических лиц на коммерческие и некоммерческие.

Пункт 2 статьи 1041 ГК РФ предусматривает, что «сторонами договора простого товарищества, заключаемого для осуществления предпринимательской деятельности, могут быть только индивидуальные предприниматели и (или) коммерческие организации.» Данная норма развивает положение статьи 2 ГК РФ, указывающей, что предпринимательской деятельностью занимаются лица, зарегистрированные в этом качестве в установленном порядке (абз. 3 п. 1 ст. 2 ГК РФ).

Таким образом, получается, что в случаях, когда лица, вступающие в договор простого товарищества, имеют целью занятие предпринимательской деятельностью, круг возможных участников ограничивается коммерческими организациями, в иных же случаях круг участников не ограничивается.

Однако закон предусматривает (абзац 2 пункта 3 статьи 50 ГК РФ), что некоммерческие организации могут осуществлять предпринимательскую деятельность постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых они созданы, и только деятельность, соответствующую этим целям. В связи с этим вопрос о возможности участия некоммерческих организаций в предпринимательском договоре простого товарищества не получил однозначного ответа в литературе. Часть цивилистов высказалась о возможности некоммерческих организаций быть участниками такого договора простого товарищества в силу расширительного толкования п. 2 ст. 1041 ГК РФ, учитывающего норму абзаца 3 п. 3 ст. 50 ГК РФ. Другие авторы считают, что в договоре с целью извлечения прибыли его участниками могут быть только индивидуальные предприниматели или коммерческие организации.

По второму пути на данный момент пошла и судебная практика. Президиум Высшего арбитражного суда РФ в пункте 3 «Обзора практики разрешения споров, связанных с договорами на участие в строительстве» указал, что «учреждения и некоммерческие организации не могут быть участниками договора о совместной деятельности, только в случае, когда такой договор заключен для осуществления предпринимательской деятельности». При этом такой подход основывается на том, что наличие у некоммерческой организации права осуществлять предпринимательскую деятельность в случаях, указанных в пункте 3 статьи 50 ГК РФ, не меняет характер такой организации как некоммерческой. Поэтому в силу прямого указания закона учреждения как некоммерческие организации не могут быть участниками договора о совместной деятельности, заключенного для осуществления предпринимательской деятельности (пункт 2 статьи 1041 ГК РФ).

Хотя позиция ВАС РФ и понятна, все же она представляется сугубо формализованной, и подлежит, на наш взгляд, корректировке с учетом следующих аргументов. Законодательство предоставляет возможность некоммерческим организациям заниматься предпринимательской деятельностью (или «деятельностью, приносящей доходы», например, в п. 2 ст. 298 ГК РФ). При этом такая деятельность не может быть для некоммерческой организации основной, и она должна осуществляться с учетом целевой правоспособности такой организации. В связи с этим считаем, если предпринимательская деятельность разрешена для некоммерческой организации, то не должен иметь значения порядок осуществления этой деятельности, то есть в одиночестве будет осуществлены действия по получения дохода или совместно с кем-либо. Представляется, что с учетом соблюдения имеющихся ограничений для некоммерческих организаций участие в договоре простого товарищества не создает никакой повышенной опасности или риска в осуществлении этой предпринимательской деятельности.

Отдельные примеры участия некоммерческих организаций в предпринимательских договорах о совместной деятельности (простого товарищества) можно обнаружить и в законодательстве. Так, указывают на возможность участия некоммерческой организации в финансово-промышленной группе. Кроме того, в законе «О высшем и послевузовском профессиональном образовании», указывается на возможность участия учреждений образования в договорах о совместной деятельности. При этом отмечается, что деятельность его участников по реализации производимой продукции, работ и услуг относится к предпринимательской лишь в той части, в которой получаемый от этой деятельности доход не реинвестируется на непосредственные нужды высших учебных заведений, участвующих в указанном объединении. Другим примером является Федеральный закон «О науке и государственной научно-технической политике», в статье восьмой которого сказано о том, что формой отношений между научной организацией, заказчиком и иными потребителями научной и (или) научно — технической продукции являются и договоры о совместной научной и (или) научно — технической деятельности и распределении прибыли. При этом к научным организациям закон относит любые юридические лица, осуществляющие в качестве основной научную и (или) научно — техническую деятельность, подготовку научных работников и действующие в соответствии с учредительными документами научной организации (пункт 1 статьи 5 Закона).

Таким образом, по нашему мнению, некоммерческая организация может заниматься предпринимательской деятельностью в тех рамках, которые установлены ст. 50 ГК РФ, используя договор простого товарищества (о совместной деятельности). Наличие же ограничения, предусмотренного п. 2 ст. 1041 ГК РФ, по нашему мнению, не обосновано с точки зрения абз. 2 п. 2 ст. 1 ГК РФ, так как гражданские права могут быть ограничены на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Законодатель предусмотрел принципиальную возможность для некоммерческих организаций заниматься предпринимательской деятельностью и ограничил ее рамками, которые вполне достаточны. Установление же дополнительного ограничения в виде запрета использовать договор простого товарищества с указанной целью, выглядит не совсем обоснованно еще и потому, что многие некоммерческие организации вправе совместно создать коммерческую организацию. Но в этом случае, исходя из особенностей налогообложения, получаемый доход у некоммерческой организации как учредителя будет меньшим.

В определенных законом случаях для осуществления некоторых видов деятельности требуется получение лицензии (абз. 3 п. 1 ст. 49 ГК РФ). В связи с этим стороны могут использовать договор простого товарищества для занятия такой деятельностью при наличии лицензии у одного участника. Это не означает, что другие участники также получают право непосредственно осуществлять лицензируемую деятельность, речь идет о том, что участники договора простого товарищества возлагают ведение общих дел в соответствующей области предпринимательства, требующей наличия лицензии, тому из товарищей, который имеет эту лицензию. Например, для осуществления деятельности по предоставлению услуг в области связи достаточно одному из участников иметь соответствующую лицензию, другой может осуществлять финансирование и обеспечение оборудованием, третий предоставить помещение. В литературе приводятся и другие примеры подобного использования простого товарищества.

Иногда нормативные акты прямо предоставляют возможность участия в какой-либо деятельности, требующей соблюдения дополнительных условий, лицам, которые им не соответствуют, при условии их объединения по договору простого товарищества с участниками, которые соответствуют таким формальным условиям. Например, для участия в конкурсном отборе среди образовательных учреждений для осуществления ими подготовки управленческих кадров для организаций народного хозяйства Российской Федерации «образовательные учреждения, участвующие в конкурсном отборе, вправе образовывать консорциумы с участием образовательных учреждений, не имеющих аккредитации, но характеризующихся высоким качеством и значительным опытом подготовки управленческих кадров (далее именуется — консорциум). Консорциум создается без образования юридического лица на основе договора о совместной деятельности».

Участие в договоре простого товарищества ряда юридических лиц осложняется тем, что они не являются собственниками своего имущества. Среди коммерческих организаций это унитарные предприятия, которые, как известно, не являются собственниками имущества, а обладают им на праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления. Это накладывает особенности на их участие в гражданском обороте, в том числе и по договору простого товарищества.

Для участия в договоре простого товарищества необходимо объединение вкладов, а возможности унитарных предприятий по распоряжению имуществом ограничены. Так, предприятие, которое обладает имуществом на праве хозяйственного ведения, не вправе продавать недвижимое имущество, сдавать его в аренду, отдавать в залог, вносить в качестве уставного вклада в уставный (складочный) капитал хозяйственных обществ и товариществ или иным способом распоряжаться этим имуществом без согласия собственника. Остальным имуществом, принадлежащим предприятию, оно распоряжается самостоятельно, за исключением случаев, установленных законом или иными правовыми актами (п.2 ст. 295 ГК РФ). Предоставление права пользования имуществом по товарищескому договору также можно рассматривать как способ распоряжения имуществом. Именно поэтому закон «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» прямо предусмотрел правило, согласно которому государственное или муниципальное предприятие не вправе без согласия собственника совершать сделки, связанные с предоставлением займов, поручительств, получением банковских гарантий, с иными обременениями, уступкой требований, переводом долга, а также заключать договоры простого товарищества (пункт 4 статьи 18 Закона).

Более строгие правила по порядку распоряжения имуществом закреплены законодательством в отношении предприятий, имущество которых закреплено на праве оперативного управления. Это так называемые казенные предприятия. Они вправе отчуждать или иным способом распоряжаться закрепленным за ним имуществом лишь с согласия собственника этого имущества (п. 1 ст. 297 ГК РФ, ст. 19 Закона «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях).

Указанные положения законодательства во многом устранили имевшиеся пробелы, которые позволяли с помощью договора простого товарищества обходить запреты по распоряжению государственным имуществом.

Российская Федерация, ее субъекты, а также муниципальные образования (далее — публичные образования), являясь субъектами гражданского права, могут заключать различные договоры, в том числе и договор простого товарищества (о совместной деятельности).

Однако особенности их гражданско-правового статуса, а также некоторые нормы ГК РФ о договоре простого товарищества порождают различные точки зрения по поводу их участия в договоре простого товарищества.

Речь идет, в первую очередь, об участии этих публичных образований в договоре простого товарищества, преследующем цели извлечения прибыли. Как уже указывалось, ГК РФ устанавливает, что в таком договоре могут участвовать только индивидуальные предприниматели и коммерческие организации. Исходя из этого, одни цивилисты также придерживаются такого мнения, другие же утверждают о возможности участия публичных образований в таком простом товариществе. Примером такого договора является, по мнению этих авторов, соглашение о разделе продукции, участниками которого являются, с одной стороны, инвесторы (иностранные и российские граждане и юридические лица), а с другой стороны, государство (Российская Федерация) в лице Правительства РФ и органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации.

Представляется, что указанный договор не является подходящим примером простого товарищества. Согласно статье 2 Закона «О соглашениях о разделе продукции», «соглашение о разделе продукции (далее — соглашение) является договором, в соответствии с которым Российская Федерация предоставляет субъекту предпринимательской деятельности (далее — инвестор) на возмездной основе и на определенный срок исключительные права на поиски, разведку, добычу минерального сырья на участке недр, указанном в соглашении, и на ведение связанных с этим работ, а инвестор обязуется осуществить проведение указанных работ за свой счет и на свой риск. Соглашение определяет все необходимые условия, связанные с пользованием недрами, в том числе условия и порядок раздела произведенной продукции между сторонами соглашения в соответствии с положениями настоящего Федерального закона». Данное соглашение регулирует не только гражданско-правовые отношения, но и иные, что вытекает из самого текста Закона. Например, в пункте 3 статьи 1 Закона указано, что отношения, возникающие в процессе поисков, разведки и добычи минерального сырья, раздела произведенной продукции, а также ее транспортировки, обработки, хранения, переработки, использования, реализации или распоряжения иным образом, регулируются соглашением о разделе продукции, заключаемым в соответствии с указанным законом. И только те права и обязанности сторон соглашения о разделе продукции, которые имеют гражданско-правовой характер, определяются в соответствии с этим законом и гражданским законодательством Российской Федерации. То есть, данное соглашение включает в себя положения, выходящие за рамки гражданско-правовых. Кроме того, как следует из вышеприведенного определения соглашения о разделе продукции, речь идет о предоставлении исключительных прав на поиск, разведку, добычу минерального сырья, а раздел произведенной продукции выступает как плата за это право. То есть, общая цель в этом соглашении отсутствует, как, впрочем, и объединение имущественных вкладов.

Примеры участия публичных образований в договоре о совместной деятельности, которые можно обнаружить в нормативных правовых актах, свидетельствуют о том, что публичные образования могут вступать в такие договоры для реализации социальных функций. Например, это договоры об организации и проведении общественных работ, договоры о совместной деятельности органа местного самоуправления (органа опеки и попечительства) и воинской части по содержанию воспитанников воинских частей на полном государственном обеспечении, договоры долевого строительства жилья и др.

И это не случайно. Как известно государство и иные публичные образования являются особыми субъектами гражданского права, их правовое положение отличается рядом особенностей, например, целевой правоспособностью, наличием возможности принимать законы и другие акты, имеющих обязательную для всех силу. В литературе отмечается, что государство не имеет частного интереса, а выступает в гражданском обороте в целях эффективного отправления публичной власти. Согласно ст. 7 Конституции РФ «Российская Федерация — социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека». Такие же задачи стоят и перед субъектами Российской федерации, и муниципальными образованиями.

Также учитывая формулировку понятия «предпринимательская деятельность» (абзац 3 п.1 ст.2 ГК РФ), можно отметить, что публичные образования не являются лицами, зарегистрированными в качестве предпринимателей в установленном законом порядке. Таким образом, непосредственная деятельность государства и других публичных образований не может рассматриваться как предпринимательская, в связи с чем их непосредственное участие в предпринимательском договоре простого товарищества вряд ли возможно. Использование же публично-правовыми образованиями договора простого товарищества в некоммерческих целях допустимо.

Научные труды филиала МГЮА в городе Кирове №9. Киров, 2004

Смотрите так же:

  • Деяний не является коррупционным правонарушением Может ли коррупционный проступок быть малозначительным? (Чаннов С.Е.) Дата размещения статьи: 27.05.2015 Борьба с коррупцией - важнейшее направление политики любого государства. Однако в такой стране, как Российская Федерация, уже много лет […]
  • Ст1126 коап Ст 1126 ГК РФ. Закрытое завещание 1. Завещатель вправе совершить завещание, не предоставляя при этом другим лицам, в том числе нотариусу, возможности ознакомиться с его содержанием (закрытое завещание). 2. Закрытое завещание должно быть […]
  • Что такое насилие в семье рефераты Насилие в семье (1) Главная > Реферат >Психология Реферат по теме «Насилие в семье». Часть 1. Насилие в семье, специфические особенности, виды и значения. 1. Понятие насилия и агрессии. Влияние социальных норм и общественных ценностей на семейное […]
  • Пришло заказное письмо из дти что это Шарапово ДТИ что это такое на почтовом извещении Сеть Почты России объединяет в себе множество отделений, разбросанных даже по самым отдалённым уголкам Российской Федерации. Подобная массовость часто приводит к путанице, волнению со стороны […]
  • Ч 1 ст 20 коап рф Статья 20.1. Мелкое хулиганство 1. Мелкое хулиганство, то есть нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся нецензурной бранью в общественных местах, оскорбительным приставанием к гражданам, а равно […]