Рассмотрение ходатайства об избрании меры пресечения

Избрание меры пресечения в виде заключения под стражу

Заключение под стражу является наиболее строгой мерой процессуального принуждения и состоит во временной изоляции подозреваемого или обвиняемого от общества. Данная мера пресечения, существенно ограничивающая конституционное право человека на свободу и личную неприкосновенность, занимает второе место по частоте применения после подписки о невыезде.

Между тем законодательные нормы, регламентирующие основания и порядок заключения под стражу, сформулированы недостаточно полно и четко. В практической деятельности следователя, дознавателя, руководителя следственного органа, прокурора и суда возникает много вопросов, касающихся сбора и оценки материалов, обосновывающих необходимость избрания в отношении подозреваемого, обвиняемого данной меры процессуального принуждения.

Применение мер пресечения преследует цель создания надлежащих условий для уголовно-процессуальной деятельности и достижения задач уголовного судопроизводства. Указанные меры, имеющие превентивный и обеспечительный характер, направлены на предупреждение возможного противодействия со стороны подозреваемых и обвиняемых производству по уголовному делу.

До настоящего времени в юридической литературе практически не уделялось внимания анализу норм УПК РФ, касающихся фактических оснований, по которым суд принимает решение об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу. Кроме того, законодателем не установлен круг необходимых процессуальных документов (материалов), которые должны предоставляться следователем либо дознавателем в суд. Указанные обстоятельства затрудняют деятельность практических работников по применению УПК РФ, что обусловливает необходимость продолжения исследования обозначенной темы и формулирования ответов на возникающие вопросы.

Основания и порядок применения меры пресечения в виде заключения под стражу достаточно подробно описаны в УПК РФ. Необходимо обратить внимание на процедуру сбора и оценки материалов, предоставляемых следователем суду в обоснование своего ходатайства об избрании данной меры пресечения.

Согласно требованиям ч. 3 ст. 108 Кодекса при необходимости избрания в качестве меры пресечения заключения под стражу следователь с согласия руководителя следственного органа, а также дознаватель с согласия прокурора возбуждают перед судом соответствующее ходатайство.

В постановлении о возбуждении ходатайства излагаются мотивы и основания, в силу которых возникла необходимость заключения подозреваемого или обвиняемого под стражу и невозможность избрания иной меры пресечения. К постановлению прилагаются материалы, подтверждающие обоснованность ходатайства. Однако в законе не приводится перечень материалов, которые необходимо предоставлять в суд для подтверждения того или иного основания избрания меры пресечения в виде заключения под стражу.

В связи с тем, что данное обстоятельство создавало определенные затруднения в правоприменительной практике, Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 05.03.2004 № 1 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» разъяснил, что к ходатайству об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу (ч. 3 ст. 108 УПК РФ) следует прилагать копии постановлений о возбуждении уголовного дела и привлечении лица в качестве обвиняемого, копии протоколов задержания, допросов подозреваемого, обвиняемого, а также имеющиеся в деле доказательства, подтверждающие наличие обстоятельств, свидетельствующих о необходимости избрания лицу меры пресечения в виде заключения под стражу (сведения о личности подозреваемого, обвиняемого, справки о судимости, данные о возможности лица скрыться от следствия, об угрозах в адрес потерпевших, свидетелей и т. п.).

Руководствуясь нормами УПК РФ и принимая во внимание правовую позицию Пленума Верховного Суда РФ, рассмотрим и проанализируем содержание, а вместе с ним и назначение конкретных процессуальных документов, предоставляемых в суд с ходатайством о заключении под стражу, разделив их на две группы.

К первой группе следует отнести документы, подтверждающие наличие у следователя (дознавателя) процессуальных предпосылок для применения меры пресечения в виде заключения под стражу.

• Копия постановления о возбуждении уголовного дела и принятия его к производству. Данное постановление имеет первостепенное значение для суда, поскольку содержит сведения о том, кем, когда, по какой статье возбуждено уголовное дело, в отношении конкретного лица либо по факту. Из данного документа суд предварительно получает сведения о тяжести совершенного преступления (категории дела), его обстоятельствах, сроках предварительного расследования, о лице, возбудившем и (или) осуществляющем предварительное расследование. Кроме того, возбуждение уголовного дела в отношении конкретного лица в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 46 УПК РФ определяет его процессуальный статус как подозреваемого.

Также необходимо помнить, что если уголовное дело, возбужденное следователем (дознавателем) или руководителем следственного органа, было передано для производства предварительного следствия другому следователю, суду необходимо предоставить копию постановления о принятии им уголовного дела к своему производству для подтверждения процессуальных полномочий по делу. Аналогично следует поступать в случаях, если производилось продление сроков предварительного расследования, соединение или выделение уголовных дел (т. е. суду предоставляются копии указанных процессуальных решений).

• Копия протокола задержания. В первую очередь необходимо указать, что протокол задержания, как и постановление о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица, указывает на процессуальный статус лица как подозреваемого. При этом судьей проверяется законность и обоснованность задержания, т. е. устанавливается соответствие действий следователя (дознавателя) требованиям ст. 91, 92 УПК РФ. Согласно п. 3 ч. 7 ст. 108 Кодекса судья должен проверить законность и обоснованность задержания и только при этом условии может продлить его на срок не более 72 часов с момента вынесения судебного решения по ходатайству одной из сторон для представления ею дополнительных доказательств обоснованности (необоснованности) избрания меры пресечения в виде заключения под стражу.

В протоколе задержания указывается время фактического задержания подозреваемого и время составления протокола. С указанного в протоколе времени фактического задержания лица исчисляется большое количество процессуальных сроков, несоблюдение которых может привести к нарушению прав и законных интересов задержанного и, как следствие, привлечению следователя к дисциплинарной ответственности. Так, с момента фактического задержания исчисляются: 12-часовой срок уведомления о произведенном задержании, 24-часовой срок допроса в качестве подозреваемого, 48-часовой срок задержания, общий (двухмесячный) срок содержания под стражей (ст. 46, 92, 108 УПК РФ).

Необходимо помнить, что в суд вместе с копией протокола задержания представляются копии процессуальных документов, подтверждающих основание задержания.

***При исследовании судом материалов, поступивших с ходатайством об избрании подозреваемому К. меры пресечения в виде заключения под стражу, судьей обоснованно было указано следователю на то, что из представленных документов невозможно сделать вывод о законности и обоснованности задержания подозреваемого. Согласно протоколу К. задержан по основанию, предусмотренному п. 3 ч. 1 ст. 91 УПК РФ: в его жилище были найдены явные следы преступления, однако копии протокола обыска в жилище К. суду предоставлено не было. После устранения указанного недостатка суд продолжил рассмотрение заявленного ходатайства .

• Копия постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого. В соответствии со ст. 100 УПК РФ избрание меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении подозреваемого рассматривается как исключение. Это вызвано желанием законодателя максимально гарантировать права и свободы человека и гражданина в рамках уголовного судопроизводства при избрании наиболее суровых мер государственного принуждения.

Из указанного постановления суд получает сведения о квалификации действий обвиняемого, т. е. о тяжести содеянного. При этом зачастую в ходе судебного заседания по рассмотрению ходатайства следователя (дознавателя) об избрании в отношении подозреваемого, обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу стороной защиты указывается на недоказанность обвинения, завышенную квалификацию и т. д. Следователю и государственному обвинителю (прокурору) необходимо помнить, что, рассматривая данное ходатайство, судья не вправе входить в обсуждение вопроса о виновности лица в инкриминируемом ему преступлении .

Правильной в этом отношении представляется позиция А. П. Короткова и А. В. Тимофеева, согласно которой оценка достаточности доказательств в досудебном производстве — прерогатива стороны обвинения. В этой стадии процесса такая достаточность принимается судом без оценки и проверки, в силу чего не требует подтверждения. Суд в данном случае не исследует доказательства виновности, а проверяет процессуальную сторону принятых решений (соответствие процессуальной форме) .

Не менее дискуссионным остается вопрос о влиянии тяжести предъявленного обвинения (подозрения) на решение вопроса об избрании меры пресечения. Согласно ст. 99 УПК РФ тяжесть предъявленного обвинения (подозрения), не являясь самостоятельным основанием для заключения под стражу, учитывается в совокупности с обстоятельствами, перечисленными в ч. 1 ст. 97 Кодекса. Однако практика показывает, что при отсутствии оснований для заключения под стражу, указанных в ст. 97 УПК РФ, тяжесть предъявленного обвинения является достаточным аргументом для применения указанной меры процессуального принуждения.

***Следователем прокуратуры представлено в суд ходатайство об избрании в отношении З., обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 — п.п. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, меры пресечения в виде заключения под стражу. Следователь исходил их того, что, находясь на свободе, З. может скрыться от предварительного следствия либо иным образом воспрепятствовать производству по делу.

Из представленных в суд материалов, характеризующих личность З., следовало, что она имела постоянное место жительства и работы, положительно характеризовалась, ранее не судима. Какими-либо объективными данными (кроме тяжести предъявленного обвинения), подтверждающими доводы ходатайства, следствие не располагало. Несмотря на это, З. была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу по указанным в постановлении основаниям с учетом именно тяжести предъявленного обвинения .

По мнению автора, такая позиция является оправданной, а нормы ст.ст. 97 и 99 УПК РФ подлежат корректировке. Совершенно очевидно, что нельзя оставлять на свободе серийного убийцу только потому, что отсутствуют доказательства, подтверждающие указанные в ст. 97 УПК РФ основания применения к нему меры пресечения.

Представляется, что презумпция сурового наказания за совершение тяжкого или особо тяжкого преступления (длительные сроки лишения свободы) при наличии обоснованного подозрения (обвинения) может быть расценена как достаточный повод для применения меры пресечения в виде заключения под стражу. При этом, безусловно, следует учитывать иные обстоятельства, в том числе характер и степень общественной опасности совершенного преступления.

Представляют интерес случаи, когда при решении вопроса о заключении лица под стражу учитываются обстоятельства совершенного преступления, вызывающие так называемый общественный резонанс («громкие» дела).

***А. совершил преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 264 УК РФ (нарушение лицом, управляющим автомобилем, правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть двух и более лиц). Указанное преступление относится к категории тяжких, предусматривает наказание до 7 лет лишения свободы и относится к преступлениям с неосторожной формой вины.

Исходя из требований ст. 97, 99 и 108 УПК РФ, если А. не осуществляет противодействия предварительному следствию, положительно характеризуется по месту жительства, ранее не судим, имеет постоянное место жительства, работу, семью, то оснований для избрания ему меры пресечения в виде заключения под стражу не имеется. Однако необходимо учесть, что А., находясь в состоянии сильного алкогольного опьянения, грубо нарушая правила дорожного движения, сбил насмерть трех женщин.

В постановлении о возбуждении ходатайства перед судом о заключении А. под стражу следователь указал на тяжесть наступивших последствий и большой общественный резонанс преступления. Суд, рассмотрев ходатайство следователя, удовлетворил его, хотя формально, руководствуясь нормами УПК РФ, к А. можно было применить более мягкую меру пресечения .

По мнению автора, в УПК РФ должно быть предусмотрено положение, допускающее возможность применения меры пресечения в виде заключения под стражу на основе тяжести обвинения, но с учетом характера и степени общественной опасности преступления и данных о личности виновного.

Вторую группу материалов, предоставляемых следователем (дознавателем) в суд вместе с ходатайством об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, составляют документы, непосредственно подтверждающие наличие одного или нескольких оснований для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, а также содержащих сведения, которые в соответствии со ст. 99 УПК РФ необходимо учитывать при избрании меры пресечения. Указанные материалы можно разделить на две основные подгруппы.

Протоколы следственных действий:

— протоколы допросов свидетелей, подозреваемого (обвиняемого), эксперта и специалиста.

В указанных процессуальных документах могут содержаться сведения, подтверждающие одно или несколько оснований избрания меры пресечения, перечисленных в ст. 97 УПК РФ, а также учитываемые при решении указанного вопроса (ст. 99 Кодекса). Так, протокол допроса свидетеля может содержать как информацию об угрозах ему со стороны подозреваемого (обвиняемого), так и данные, характеризующие его личность;

— протоколы иных следственных действий, таких как следственный осмотр, обыск, выемка, проверка показаний на месте;

— заключения судебных экспертиз.

Чаще всего на практике суду предоставляются копии судебных медицинских экспертиз по делам, связанным с причинением вреда здоровью, смерти и убийствах. Суд сопоставляет выводы экспертов с квалификацией действий подозреваемого (обвиняемого) в постановлениях о возбуждении уголовного дела и привлечении лица в качестве обвиняемого с целью установления их законности и обоснованности.

2. Иные документы (кроме постановлений и протоколов следственных действий):

— требование о судимости содержит сведения о том, привлекалось ли лицо ранее к уголовной ответственности. Судом не принимаются во внимание судимости, погашенные на момент совершения нового преступления (в таком случае лицо считается юридически не судимым), однако следователь вправе указывать прежние судимости в качестве данных, отрицательно характеризующих личность. При этом необходимо обращать внимание на категорию дела, по которому лицо было осуждено (например, лицо обвиняется в причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего, а согласно требованию о судимости у него имелась судимость за аналогичное преступление).

Наличие у лица непогашенной судимости для суда является обстоятельством, свидетельствующим о степени общественной опасности подозреваемого (обвиняемого) и дающим достаточные основания полагать, что лицо может продолжить заниматься преступной деятельностью (п. 2 ч. 1 ст. 97 УПК РФ).

Необходимо помнить, что суд вправе потребовать от следователя (дознавателя) в подтверждение данных, содержащихся в требовании о судимости, копии приговоров, которыми лицо было осуждено. Лицу, осуществляющему производство по делу, следует заранее истребовать данные документы из соответствующих судов (если таковые не находятся на территории других субъектов РФ);

— характеристики с места жительства, работы и учебы, сведения о привлечении лица к административной ответственности. После задержания лица следователю необходимо дать поручения сотрудникам ОВД получить характеристики с места жительства, учебы (работы), а также данные о возможном привлечении задержанного к административной ответственности. Практика показывает, что отрицательная характеристика лица, совершившего преступление, сведения о его неоднократном привлечении к административной ответственности — достаточно веские аргументы в пользу применения меры пресечения в виде заключения под стражу.

***При избрании меры пресечения в отношении несовершеннолетнего Ч., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. «а», «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, судом, помимо тяжести совершенного преступления, были приняты во внимание крайне отрицательные характеристики Ч. по месту жительства и учебы. Какими-либо иными сведениями, подтверждающими указанные в ст. 97 УПК РФ основания применения меры пресечения, следствие не располагало. Несмотря на это, учитывая тяжесть подозрения и данные о личности несовершеннолетнего, суд обоснованно принял решение о заключении Ч. под стражу ;

— справка УФМС об отсутствии регистрации по месту производства предварительного расследования, а также копии листов паспорта, где указываются сведения о регистрации. Эти сведения также имеют большое значение, так как отсутствие у лица постоянного места жительства либо регистрация его на территории другого субъекта Федерации дают достаточные основания полагать, что лицо может скрыться от дознания, предварительного следствия или суда;

— копии документов, удостоверяющих личность подозреваемого, обвиняемого: паспорта, водительского удостоверения, военного билета, заявления Ф-1П, справки об идентификации личности по отпечаткам пальцев рук.

Обязанностью следователя (дознавателя) является установление личности лица, совершившего преступление. При этом постановление о возбуждении перед судом ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу может быть вынесено в отношении конкретного лица (персонифицировано) либо не установленного следствием лица.

Зачастую данные о личности фиксируются в протоколе со слов подследственных, что в дальнейшем приводит к ошибкам в анкетных данных и проблемам при направлении уголовного дела в суд. Так, если ходатайство об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу вынесено в отношении конкретного лица, необходимо представить суду копии документов, удостоверяющих личность: паспорта либо военного билета, либо водительского удостоверения. В противном случае ходатайство может быть отклонено.

В случае если у подозреваемого отсутствуют документы, удостоверяющие личность, однако следствие располагает сведениями о его судимости, личность задержанного может быть установлена по отпечаткам пальцев рук. Для этого следователю необходимо подключить к работе специалиста Информационного центра органа внутренних дел и эксперта-криминалиста, которые вправе составить справку об установлении личности задержанного по отпечаткам пальцев рук.

Таким образом, если в распоряжении следователя (дознавателя) нет документов, удостоверяющих личность подозреваемого (обвиняемого), а их получение может занять длительное время, следует обратиться в суд с ходатайством об избрании меры пресечения в отношении лица, личность которого не установлена (ч. 1 ст. 108 УПК РФ);

— копии справок от нарколога и психиатра, копии истории болезни, выписных эпикризов, удостоверения инвалида и т. д.

Состояние здоровья, в соответствии со ст. 99 УПК РФ, также относится к обстоятельствам, которые необходимо учитывать при решении вопроса о мере пресечения.

На практике из-за ограниченности во времени (40 часов на сбор необходимых материалов) в суд предоставляются копии справок от нарколога и психиатра. Однако это не все медицинские документы, которые могут быть получены следователем. В связи с незаинтересованностью последнего в изучении сведений о состоянии здоровья подозреваемого (обвиняемого) вопрос о невозможности заключения под стражу по данному основанию ставится, как правило, уже в судебном заседании стороной защиты. При этом имеют место случаи, когда суды обоснованно отказывают в применении указанной меры принуждения в отношении обвиняемого (подозреваемого) ввиду наличия заболевания, препятствующего содержанию под стражей.

***В судебном заседании по рассмотрению ходатайства об избрании меры пресечения в отношении обвиняемой М. стороной защиты было указано, что обвиняемая страдает целым рядом хронических заболеваний, которые препятствуют ее содержанию под стражей. В подтверждение данного факта была представлена медицинская карта подзащитной.

Поскольку сторона обвинения не была готова к такому повороту событий, прокурор заявил ходатайство о продлении срока задержания для предоставления дополнительных доказательств обоснованности ходатайства. После этого следователь допросил медицинских работников, обследовавших М., сделал копии медицинского журнала изолятора временного содержания.

Из представленных в суд документов следовало, что состояние здоровья обвиняемой удовлетворительное, его временное ухудшение связано с перенесенным стрессом. При этом прокурор в своем заключении по заявленному ходатайству указал суду на то, что система учреждений исполнения наказаний располагает медицинскими стационарами, где в необходимых случаях может быть оказана квалифицированная медицинская помощь. Суд дал оценку доводам сторон, после чего вынес решение об избрании в отношении М. меры пресечения в виде заключения под стражу .

В заключение необходимо отметить, что при избрании любой меры пресечения, помимо наличия предусмотренных законом оснований, во внимание должны быть приняты все уголовно-правовые характеристики деяния и лица, его совершившего. К таковым относятся: характер и степень общественной опасности деяния, поведение обвиняемого, подозреваемого, наличие судимостей, смягчающих и отягчающих обстоятельств, личностных характеристик (возраст, вменяемость, состояние здоровья), общественно-бытовая и профессиональная характеристики, наличие семьи, постоянного места работы, учебы, жительства. Только комплексный подход может обеспечить в полном объеме соблюдение прав и свобод человека в рамках уголовного судопроизводства при избрании меры пресечения, в том числе, такой как заключение под стражу.

прокурор надзорного отдела
управления по обеспечению участия
прокуроров в рассмотрении
уголовных дел судами
юрист 3 класса А.В. Скибинский

Рассмотрение ходатайства об избрании меры пресечения

Порядок рассмотрения судом ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу

Процессуальный порядок рассмотрения постановления о возбуждении перед судом ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу предусмотрен ч. 4 и 5 ст. 108 УПК РФ.

Мотивированное постановление о возбуждении ходатайства об избрании такой меры пресечения и приложенные к нему материалы рассматриваются единолично судьей районного или военного суда соответствующего уровня. Исключение составляют случаи, когда в материалах уголовного дела содержатся сведения, составляющие государственную тайну. С учетом предписаний п. 3 ч. 3 ст. 31 УПК РФ рассмотрение ходатайств о заключении под стражу по таким делам должно осуществляться Верховным судом республики, краевым или областным судом, судом города федерального значения, судом автономной области и судом автономного округа.

Согласно ч. 4 ст. 108 УПК РФ судья обязан рассмотреть ходатайство органов предварительного следствия с обязательным участием подозреваемого или обвиняемого, прокурора, защитника, если последний участвует в уголовном деле, по месту производства предварительного расследования либо месту задержания подозреваемого в течение 8 часов с момента поступления материалов в суд.

По инициативе потерпевшего или его законного представителя они также могут участвовать в судебном заседании (без извещения и вызова). При этом неявка без уважительных причин сторон, своевременно извещенных о времени судебного заседания, не является препятствием для рассмотрения ходатайства, за исключением неявки обвиняемого (ч. 4 ст. 108 УПК РФ), а равно, как представляется, и подозреваемого.

На практике обязанность по доставлению подозреваемых и обвиняемых в судебное заседания для рассмотрения ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу возлагается судами на органы предварительного расследования и прокурора. Осуществляя указанную деятельность, следователи, дознаватели и прокуроры должны учитывать, что в соответствии с ч. 5 ст. 108 УПК РФ принятие судебного решения об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отсутствие обвиняемого допускается только в случае объявления последнего в международный розыск (ч. 5 ст. 108 УПК РФ).

Кроме того, согласно ч. 2 ст. 466 УПК РФ решение о заключении под стражу лица для его выдачи по запросу иностранного государства может быть принято Генеральным прокурором РФ или его заместителем на основе иностранного судебного решения (в том числе заочного).

В иных случаях отсутствие обвиняемого (подозреваемого) рассматривается судами как бесспорное основание для отказа в удовлетворении ходатайства.

Объявление в международный розыск регулируется подзаконными нормативными актами. Согласно данным актам, международный розыск объявляется в случаях наличия достоверных данных о выезде в другие страны лица, уклоняющегося от уголовной ответственности и отбывания наказания. Основанием для международного розыска является мотивированный запрос ОВД, направленный в Национальное центральное бюро Интерпола. Учет разыскиваемых лиц ведется в Главном информационном автоматизированном центре (ГИАЦ) МВД Российской Федерации.

Основанием для изложения соответствующего положения в ч. 5 ст. 108 УПК РФ послужило, как представляется, обязательство нашего государства реализовать в УПК требования п. 3 ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, ратифицированной Российской Федерацией в 1998 г. Международный документ предусматривает, чтобы каждое лицо, подвергнутое аресту или задержанию, незамедлительно доставлялось к судье. и имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда.

Идея, предусматривающая непосредственное участие подозреваемого, обвиняемого в судебном заседании при избрании заключения под стражу, выглядит весьма положительно и, безусловно, заслуживает одобрения. Рассматриваемая норма Конвенции пронизана принципом состязательности сторон (ч. 1 ст. 15 УПК). Судьи подходят к решению вопроса о заключении под стражу уже не так формально, как это делали прокуроры до 1 января 2002 г., принимая решение исключительно по документам, а порой и со слов следователя, дознавателя, не читая материалов уголовного дела.

В то же время если разыскиваемый скрылся от органов предварительного следствия или суда, а затем был обнаружен в другом субъекте РФ (например, инициатор заключения находится в Приморском крае, а обнаружили в Красноярском крае), возникают значительные трудности по его доставлению для последующего решения вопроса о заключении под стражу.

На первый взгляд выход из сложившейся ситуации очевиден — в соответствии с ч. 4 ст. 108 УПК РФ вопрос о заключении под стражу может быть решен судьей по месту задержания лица. Но как показывает практика, следователи по месту обнаружения разыскиваемого не желают избирать арест в отношении «чужого» обвиняемого по следующим причинам.

Во-первых, усложняется процедура по сравнению с обычным порядком оформления материалов, подтверждающих обоснованность ходатайства об избрании заключения под стражу. Согласно ч. 3 ст. 108 УПК необходимо к постановлению прилагать материалы, подтверждающие обоснованность ходатайства. Эти материалы по смыслу ст. 97 УПК РФ должны содержать достаточные сведения для предположения о том, что обвиняемый может скрыться, продолжить преступную деятельность, иным путем воспрепятствовать производству по делу. Все документы, представляемые судье, должны обладать одним качеством — подтверждать обоснованность заявленного органами расследования ходатайства об избрании меры пресечения. Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что «к ходатайству об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу органам, ведущим уголовное досудебное производство, следует прилагать: копии постановлений о возбуждении уголовного дела и привлечении лица в качестве обвиняемого, копии протоколов задержания, допросов подозреваемого, обвиняемого, а также имеющиеся в деле доказательства, подтверждающие наличие обстоятельств, свидетельствующих о необходимости избрания лицу меры пресечения (сведения о личности подозреваемого, обвиняемого, справки о судимости, данные о возможности лица скрыться от следствия и т.п.).

При получении сообщения о задержании в рамках ч. 3 ст. 210 УПК следователь, являющийся инициатором заключения под стражу, должен любым способом оперативно представить органу предварительного следствия, осуществившему задержание, копии всех вышеперечисленных процессуальных документов. Единственным доступным и в то же время недорогим способом передачи является применение технических средств (факс или Интернет). При этом стоит отметить, что суды неохотно рассматривают материалы, полученные с помощью технических средств из других отдаленных регионов.

Вторая причина отказа достаточно банальна — следователь, дознаватель просто не желают брать на себя ответственность за принятие решения по «чужому» уголовному делу.

Проведенный В.Г. Овчинниковым анализ показал, что положительных результатов достигают те следователи при решении вопроса заочной стражи, которые направляли по факсу следующие документы:

1) поручение следователю о задержании подозреваемого в порядке ст. 91, 92 УПК;

2) ходатайство, поддержанное прокурором (а сейчас руководителем следственного органа), об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу;

3) ходатайство, поддержанное прокурором, о продлении срока задержания подозреваемого на 72 часа;

4) иные характеризующие материалы для избрания рассматриваемой меры пресечения.

После заключения под стражу обвиняемого этапируют к основному месту расследования преступления.

Предложенная процедура имеет существенный момент: следователь поддерживает ходатайство у «местного» районного руководителя следственного органа, который может подробно изучить материалы уголовного дела. Следователь на месте задержания уже не обращается к своему непосредственному руководителю, что облегчает процедуру избрания.

Несмотря на то, что в законе достаточно четко прописана норма о доставлении обвиняемого в суд для решения вопроса об избрании в отношении его заключения под стражу (за исключением объявления в международный розыск), в юридической литературе встречаются мнения, что УПК позволяет рассматривать этот вопрос в отсутствие последнего. Такой позиции, например, придерживаются О.И. Цоколова, А.П. Коротков и А.В. Тимофеев, ссылаясь на п. 16 ч. 4 ст. 47 УПК РФ, считая, что если подозреваемый, обвиняемый своевременно извещены о времени и месте судебного заседания и в суд не явились, то вопрос можно рассмотреть без их участия.

Данная позиция не может быть поддержана, поскольку авторы напрямую расходятся как с нормами уголовно-процессуального закона, так и с упомянутой выше Конвенцией. Они лишь пытаются подменить содержание ст. 108 УПК другими нормами с целью предусмотреть возможность заочного избрания стражи при объявлении в федеральный розыск.

В данном случае следует поддержать Б.Я. Гаврилова, который предлагает предусмотреть возможность вынесения заочного судебного решения о заключении под стражу объявленного в федеральный розыск подозреваемого, обвиняемого с предоставлением ему права предстать в течение 48 часов после задержания перед судом, принявшим это решение. При невозможности доставления в данный суд в указанный срок задержанный подозреваемый, обвиняемый должен быть не позднее 48 часов доставлен к ближайшему (к месту задержания) судье, который принимает решение об оставлении постановления об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу без изменения или об отмене данной меры пресечения. При несогласии с решением судьи по месту задержания об оставлении под стражей подозреваемый, обвиняемый после его этапирования к месту производства расследования имеет право незамедлительно (в течение 48 часов) предстать перед судом, вынесшим заочное решение на заключение данного лица под стражу.

В юридической литературе высказывается мнение о том, что в силу неотложности ситуации и кратковременности сроков (8 часов) у суда нет возможности выяснить: надлежащим ли образом извещены защитник, законный представитель, следователь и дознаватель, имеются ли уважительные причины их неявки. Поэтому даже уважительные причины неявки не должны приводить к отложению заседания.

Однако с указанным мнением достаточно трудно согласиться, поскольку применение его на практике приведет к нарушению права подозреваемого и обвиняемого на защиту. В данной ситуации, как представляется, следует ориентироваться на положения Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 марта 2004 г. № 1. В п. 7 данного постановления прямо указывается, что в тех случаях, когда при решении вопроса об избрании подозреваемому меры пресечения в виде заключения под стражу явка в судебное заседание приглашенного им защитника невозможна (например, в связи с занятостью в другом процессе), а от защитника, назначенного в порядке ч. 4 ст. 50 УПК РФ, подозреваемый отказался, судья, разъяснив последствия такого отказа, может рассмотреть ходатайство об избрании данной меры пресечения без участия защитника, за исключением случаев, указанных в пунктах 2-7 ч. 1 ст. 51 УПК РФ.

Если же участие защитника в судебном заседании в соответствии с требованиями ст. 51 УПК РФ является обязательным, а приглашенный защитник, будучи надлежащим образом извещенным о месте и времени судебного заседания о рассмотрении ходатайства в порядке ст. 108 УПК РФ, в суд не явился, дознаватель, следователь или прокурор в силу ч. 4 ст. 50 УПК РФ принимает меры к назначению защитника. В этом случае суд выносит постановление о продлении срока задержания в соответствии с п. 3 ч. 7 ст. 108 УПК РФ. После назначения защитника к указанному в постановлении судьи сроку суд с участием сторон рассматривает ходатайство по существу.

Исходя из общих положений уголовно-процессуального законодательства, определяющих порядок судебного производства, объема прав участников процесса и положений ч. 5 ст. 108 УПК РФ, порядок рассмотрения материалов досудебного производства, отнесенных к исключительной компетенции суда, имеет следующую последовательность:

— объявление судьей, какое ходатайство рассматривается судом;

— доклад секретаря о явке извещенных лиц;

— допуск переводчика, в случаях, предусмотренных ст. 59 УПК РФ, разъяснение ему прав и ответственности;

— установление личности подозреваемого (обвиняемого), а в случае задержания — времени задержания;

— объявление состава суда, установление наличия отводов судье и судебному секретарю;

— разъяснение прав и обязанностей подозреваемому (обвиняемому), а при наличии — и их законному представителю (ст.ст. 46 и 47 УПК РФ — в мере, относящейся к содержанию заседания);

— в случае явки потерпевшего, его законного представителя — разъяснение им положений ст.ст. 42, 45 УПК РФ в мере, относящейся к содержанию заседания;

— оглашение следователем, дознавателем или прокурором описательно-мотивировочной и резолютивной частей постановления, предоставление ему права дополнительного обоснования постановления;

— заслушивание иных лиц, явившихся в судебное заседание: подозреваемого (обвиняемого), их законного представителя, потерпевшего и его законного представителя, защитника;

— оглашение материалов, приобщенных к постановлению органов предварительного расследования и выслушивание по ним объяснений участников процесса;

— предоставление сторонам права на заключительные реплики;

— удаление в совещательную комнату для вынесения постановления;

— оглашение постановления, разъяснение порядка его обжалования.

Поскольку в ч.ч. 4 и 6 ст. 108 УПК РФ установлено, что ходатайство органов предварительного расследования рассматривается в процедуре судебного заседания, а судебное заседание определяется в п. 50 ст. 5 УПК как «процессуальная форма осуществления правосудия в ходе досудебного и судебного производства по уголовному делу», то и в данном случае необходимо руководствоваться ст. 259 УПК, регламентирующей ведение протокола судебного заседания. Необходимость ведения протокола обусловливается и обеспечением возможности кассационной инстанции оценить законность и обоснованность постановления судьи применительно к доводам кассационных жалоб и представления.

В постановлении судьи об избрании меры пресечения или об отказе в удовлетворении ходатайства — главным является изложение обоснования принимаемого судебного решения. Представляется, что оно должно содержать оценку доводов (мотивов) ходатайства и вытекающие из этой оценки аргументы (доводы, мотивы) судебного решения.

Материальная основа принятия решения содержится в п.п. 1, 2 ст. 108 УПК РФ, существо которой составляет принцип: «невозможность применения иной, более мягкой, меры пресечения». Применительно к этому принципу судья должен уяснить в судебном заседании и оценить в письменном изложении:

— фактическое процессуальное положение лица: является он подозреваемым или обвиняемым;

— характер и степень общественной опасности преступлений, в совершении которых подозревается или обвиняется данное лицо, в соответствии со ст. 15 УК, определяющей категории преступлений;

— предусматривает ли уголовный закон, нарушение которого вменяется лицу, применение наказания, не связанного с лишением свободы;

— к какому виду относится вменяемое преступление по объекту посягательства: против личности, собственности, безопасности и т.д., оценивая указанное обстоятельство относительно наличия фактора агрессивности со стороны подозреваемого (обвиняемого) и, в частности, опасности оставления его на свободе для потерпевшей стороны (по делам о преступлениях против жизни и здоровья и др.);

— форма вины вменяемого преступления: умышленная или неосторожная;

— наличие признаков обстоятельств, исключающих уголовную ответственность (невменяемость, необходимая оборона, крайняя необходимость и др.);

— наличие признаков совершения преступления в соучастии с другими лицами, имея в виду степень опасности влияния находящихся на свободе соучастников;

— наличие обстоятельств, дающих основания полагать, что лицо, оставаясь на свободе, будет противодействовать установлению истины, и что такое противодействие способно воспрепятствовать установлению истины по делу (воздействие на потерпевших, свидетелей, сокрытие следов преступления).

— очевидность наличия признаков иных обстоятельств, расцениваемых уголовным законом как смягчающие наказания (ст.61 УК);

— очевидность наличия признаков иных обстоятельств, относимых уголовным законом к числу отягчающих наказание (ст.63 УК);

— обстоятельства прекращения преступных действий (задержан, оказывал ли сопротивление при этом; или явился с повинной и т.п.);

— степень социальной адаптации: наличие семьи, необходимости содержания и ухода за близкими лицами, нуждающимися в этом, — имея в виду степень неотвратимости негативных последствий изоляции лица для его близких и степень его привязанности к этим заботам; наличие постоянного места жительства; трудовой (служебный) статус — должность, звание, исполнение обязанностей по службе или иной трудовой деятельности; деловая репутация и общая характеристика;

— состояние здоровья подозреваемого (обвиняемого);

— иные обстоятельства, имеющие значение для разрешения ходатайства следователя (дознавателя) и могущие свидетельствовать о том, что лицо может скрыться от следствия и суда.

Изложенное, безусловно, не означает, что в каждом постановлении судьи должны отражаться все указанные вопросы, поскольку в постановлении по конкретному делу должны быть оценены лишь те данные, которые применительно к конкретным обстоятельствам имеют непосредственное отношение и имеют существенную значимость или совокупность таких данных.

Но, во всяком случае, в постановлении судьи должны содержаться (с учетом критериев, изложенных выше):

1) оценка тяжести деяния, вменяемого обвиняемому (подозреваемому);

2) оценка сведений о личности обвиняемого (подозреваемого);

3) наличие оснований полагать о том, что обвиняемый (подозреваемый), оставаясь на свободе, будет противодействовать расследованию дела или скроется от следствия и суда.

Доводы, изложенные в ходатайстве органов предварительного следствия, должны получить соответствующую оценку согласия или несогласия с ними. Выводы суда, положенные в основу решения, будут более убедительными при наличии ссылок на конкретные материалы, исследованные в судебном заседании.

Несомненно, что предусмотренная п. 10 ст. 108 УПК РФ возможность обжалования постановления судьи обязывает его к четкому и ясному изложению своих выводов, их конкретности, избегая при этом излишней детализации и общих рассуждений вне терминологии, используемой обычно законодательством.

По результатам рассмотрения ходатайства судья имеет право вынести одно из следующих постановлений:

1) об избрании в отношении обвиняемого или подозреваемого меры пресечения в виде заключения под стражу;

2) об отказе прокурору, следователю или дознавателю в удовлетворении ходатайства о заключении лица под стражу;

3) о продлении срока задержания.

Продление срока задержания допускается при условии признания судом задержания законным и обоснованным на срок не более 72 часов с момента вынесения судебного решения по ходатайству одной из сторон для представления ею дополнительных доказательств обоснованности или необоснованности избрания меры пресечения в виде заключения под стражу (в ред. Федерального закона от 4 июля 2003 года № 92-ФЗ).

Между тем органы предварительного расследования не редко злоупотреблять своих правом на возбуждение ходатайств о продлении срока задержания для предоставления дополнительных доказательств обоснованности избрания меры пресечения в виде заключения под стражу. Так, постановлением судьи Светловского городского суда Калининградской области П. от 3 ноября 2004 года следователю СО при ОВД Светловского городского округа было отказано в удовлетворении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении Макурина В.В., 1977 г.р., подозреваемого в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст. 158 ч. 3, 112 ч. 1 УК РФ.

Как видно из постановления судьи, 31 октября 2004 года по ходатайству следователя срок задержания Макурина В.В. был продлен на 72 часа — до 14 часов 3 ноября 2004 г. для предоставления в суд дополнительных материалов, характеризующих личность задержанного подозреваемого. Однако 3 ноября 2004 г. материал, характеризующий личность подозреваемого следователем в суд представлен не был, кроме того, приложенные к ходатайству следователя протоколы допросов свидетелей по характеристике личности Макурина В.В. нечитаемы. Также следователем не представлены доказательства того, что Макурин В.В. может скрыться от следствия.

Непредставление в суд дополнительных материалов, неявка стороны обвинения свидетельствуют о неудовлетворительной организации работы по собиранию доказательств причастности подозреваемых к совершению преступления на момент избрания меры пресечения. В связи с этим особой оценки и прокурорского реагирования требуют имеющие место факты, когда после продления срока задержания на срок до 72 часов для представления дополнительных доказательств обоснованности избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, прокуроры и следователи не являлись в назначенное время в судебное заседание, не представляли дополнительные материалы, подозреваемые не доставлялись в судебное заседание.

Достаточно грубые нарушения правил продления срока задержания допускаются и судами. Так, вопреки требованиям ч. 7 ст. 108 УПК РФ не всегда в постановлении указываются дата и время, до которого продлевается срок задержания, и не в каждом постановлении содержится вывод о законности и обоснованности задержания. При этом не всегда учитывается, что задержание продлевается на срок не более 72 часов с момента вынесения судебного решения. В 50 из 157 случаев продления срока задержания отсчет времени продления данного срока производился неправильно (либо с момента задержания в порядке ст. 91, 92 УПК РФ, либо вообще от произвольно выбранного момента).

В ряде случаев задержание продлевалось на срок более чем 72 часа (судья Багратионовского районного суда К. в отношении подозреваемого Новосельски А., судья Черняховского районного суда В. в отношении подозреваемого Хопко С.А. и др.). В некоторых случаях в нарушение ч. 7 ст. 108 УПК РФ судьи вообще не принимали решения о продлении срока задержания, а только откладывали рассмотрение ходатайства на определенный срок (судья Балтийского городского суда Я. в отношении подозреваемого Закревского Д.Л.; судья Советского городского суда Г. в отношении подозреваемых Савченко И.А., Попсуева О.Э., Хомякова В.Г. и др.).

Анализ постановлений о заключении под стражу подозреваемых и обвиняемых свидетельствует, что судебная практика применения положений ст. 108 УПК РФ хотя и в целом сформировалась, однако встречаются вопиющие нарушения уголовно-процессуального законодательства. Так Президиум Верховного Суда РФ, рассмотрев 27 февраля 2006 г. результаты обобщения судебной практики о применении судами законодательства о заключении подозреваемых и обвиняемых под стражу в порядке, предусмотренном ст. 108 УПК.

В ходе обобщения установлено, что судами не в полной мере выполняются требования уголовно-процессуального законодательства об избрании данной меры пресечения и учитываются разъяснения. Содержащиеся в Постановлениях Пленума ВС РФ от 5 марта 2004 г. № 1 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации», от 10 октября 2003 г. № 5 «О применении судами общей юрисдикции принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации», от 14 февраля 2000 г. № 7 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних».

Судами не всегда с достаточной полнотой исследовались основания, подтверждающие необходимость применения такой меры пресечения, как заключение под стражу. Удовлетворяя такие ходатайства, судьи в постановлениях лишь формально перечисляли указанные в ст. 97 УПК РФ основания для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, не приводя при этом конкретных, исчерпывающих данных, на основании которых суд пришел к выводу о том, что подозреваемый или обвиняемый может скрыться, продолжать заниматься преступной деятельностью и т.д.

Более того, при отсутствии исключительных обстоятельств удовлетворялись ходатайства об избрании данной меры пресечения в отношении подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений небольшой тяжести, а также несовершеннолетних, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений средней тяжести.

Отдельные суды не выполняли требования ст. 99 УПК РФ. При решении вопроса о заключении под стражу несовершеннолетних недостаточно исследовались условия их проживания и воспитания, взаимоотношения с родителями, а в отношении подозреваемых обвиняемых женщин судами не всегда исследовался вопрос о наличии у них на иждивении несовершеннолетних детей.

Таким, в Российской Федерации суд, по справедливому замечанию С. Добровольской, во многих случаях, не вдаваясь в вопрос законности, обоснованности и необходимости ареста, чисто механически удовлетворяет ходатайство следователя.

По иному пути идет судебная практика зарубежных стран. Как отметил на проходившей 29 октября 2008 г. в г. Москве Международной конференции «Аресты предпринимателей как показатель делового климата в стране» федеральный судья Нью-Йорка Р. Леви, недостаточно того, чтобы прокурор просто пришел в суд и сказал, что обвиняемый может сбежать, или он коррумпирован, или будет препятствовать проведению следствия. Судья должен понимать, что стоит за этими словами, должен видеть доказательства. Судья оценивает, склонен ли человек к насилию, была ли у него судимость, являлся ли он в суд по повестке раньше или уклонялся от явки, задерживали ли его и т.д.

Решение о заключении обвиняемого под стражу на основе доказательств принимается и в Англии мировым судьей после слушаний в открытом судебном заседании, в ходе которых сторона обвинения и сторона защиты представляют свои аргументы и доказательства. Обвиняемый согласно Закону «О залоге» 1976 г. может быть отпущен под залог, если обвинение не докажет, что существуют основания, препятствующие суду отпустить обвиняемого под залог.

В соответствии с § 114, абзац 2, УПК ФРГ приказ об аресте должен содержать: сведения о личности обвиняемого; деяние, в совершении которого он подозревается, время и место его совершения, правовые признаки уголовно наказуемого деяния и подлежащий применению уголовный закон; основание ареста (обвиняемый скрывается, опасность побега, уничтожения, утаивания или фальсификации доказательств, повлиять на свидетелей, потерпевших, соучастников, обвиняемый затруднит установление истины и воспрепятствует расследованию); факты, которые свидетельствуют о наличии серьезных подозрений в совершении деяния и основаниях ареста, поскольку приведение этих фактов не создает угрозу государственной безопасности. К обстоятельности оснований нельзя предъявлять слишком высокие требования, поскольку дела, связанные с заключением под стражу, как правило, являются неотложными, но формальных оборотов избегают. Факты, из которых вытекает серьезность подозрения в совершении преступления, являются, как правило, доказательствами, например «в соответствии с показаниями свидетеля X».

Представляется, что для исключения пристрастности суда (судьи) при рассмотрении уголовного дела по существу, обеспечению объективности при вынесении приговора будет способствовать разграничение компетенции судей при принятии решения о мере пресечения в досудебном производстве и в ходе судебного разбирательства. «Подобное может быть достигнуто: а) путем установления для судьи запрета принимать участие в рассмотрении уголовного дела по существу, если ранее он осуществлял полномочия, предусмотренные ч. 2, 3 ст. 29 УПК РФ, по данному делу, либо б) введением должности специального судьи, компетенция которого ограничивалась бы только решением вопросов по существенному ограничению прав и свобод человека и гражданина (ч. 2 ст. 29 УПК РФ), включая проверку законности произведенного следственного действия в порядке ч. 5 ст. 165 УПК РФ в досудебном производстве, а также по рассмотрению жалоб на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, руководителя следственного органа, прокурора, поданных в порядке ст. 125 УПК РФ».

Первый вариант имеет место в уголовном процессе Украины, поскольку в силу п. 2.1 ч. 1 ст. 54 УПК Украины судья не может участвовать в рассмотрении уголовного дела, если он во время досудебного расследования дела решал вопросы о проведении обыска, выемки, избрании, изменении или отмене мер пресечения, продлении сроков содержания под стражей либо рассматривал жалобы на задержание или на постановление об отказе в возбуждении уголовного дела или о прекращении дела.

Второй вариант присутствует, в частности, в ФРГ и в Италии, где специальный судья осуществляет надзор за соблюдением прав и свобод личности в ходе предварительного следствия (решает вопросы по заключению лица под стражу, по временному помещению в психиатрический стационар, санкционирует телефонное прослушивание и т.д.)

Мотивированное постановление судьи направляется лицу, возбудившему данное ходатайство, и прокурору для немедленного исполнения, вручается обвиняемому (подозреваемому) и направляется в место его содержания, если он не участвовал в судебном заседании.

В случае вынесения судьей постановления об отказе в избрании этой меры пресечения повторное обращение следователя, дознавателя или прокурора в суд с ходатайством о заключении под стражу одного и того же лица по тому же делу возможно только в случае возникновения новых обстоятельств (доказательств), подтверждающих необходимость заключения под стражу подозреваемого (обвиняемого).

Если вопрос о заключении под стражу подсудимого возникает в ходе судебного разбирательства, суд по ходатайству стороны обвинения или по собственной инициативе в совещательной комнате принимает соответствующее решение, о чем выносит отдельное определение или постановление, которое подлежит оглашению в судебном заседании.

Исполнение постановления состоит в направлении (вручении) его копии, заверенной подписью и гербовой печатью, лицу, возбудившему ходатайство, прокурору, обвиняемому или подозреваемому, и подлежит немедленному исполнению органами предварительного расследования, в ведении которых находится подозреваемый или обвиняемый.

Практические вопросы исполнения постановления — освобождение лица из-под стражи либо заключения под стражу — относятся к ведению органов предварительного расследования. Реализация их допустима в помещении по месту судебного заседания.

В случае обжалования судебного решения суд, извещая об этом остальных участников, направляет материалы в вышестоящий суд.

Хотя Законом не установлены сроки представления материалов в суд кассационной инстанции, однако из смысла ст. 108 УПК РФ, определяющей сокращенные сроки судебного производства по этим материалам, следует, что указанные материалы должны направляться в вышестоящий суд не позднее 3-дневного срока со дня поступления кассационной жалобы или представления и не позднее 5-дневного срока при наличии ходатайства участников об ознакомлении с протоколом судебного заседания и рассмотрении судьей поданных ими замечаний.

Смотрите так же:

  • Патентное право ооо Патентное право Вместо художественно-конструкторского решения, определяющего внешний вид изделия промышленного или кустарно-ремесленного производства, в качестве промышленного образца теперь будет охраняться его внешний вид. К существенным […]
  • Как написать письмо акцию Акция “письмо” Этап 1. Почта Традиционно почти в каждой школе существует обмен письмами по праздникам. В нашем Центре образования это “валентинки” на День всех влюбленных, поздравительные открытки ко Дню учителя, 8 Марта, последнему звонку и так […]
  • Ищу совместное жилье Вторичка или новостройка? Преимущества вторичного жилья Главное преимущество вторичного жилья – это то, что оно полностью готово для заселения. Нужно лишь, чтобы квартира находилась в хорошем состоянии. Но даже если требуется небольшой […]
  • Расчетный и лицевой счет одно и тоже Разница между лицевым и расчетным счетом Платежные реквизиты компании или персонального банковского аккаунта гражданина, как правило, включают данные о лицевом и расчетном счетах. Что представляет собой каждый из них? Что такое расчетный счет? Под […]
  • Ст 81 трудового кодекса рф комментарий Увольнение по статье 81, п.7.1 ТК РФ Увольнение по ст.81 п.7.1 Трудового кодекса, если не госслужащий, должность приравнена к госслужбе согласно приказа минэкономразвитя №п/555 от 27.12.2013. Заполнялась декларация о доходах и была упущена […]